.RU

Хватай за горло! - страница 7


крайне раздражает это его сверхготическое отношение к жизни, – добавила графиня. – А уж этот его дурацкий акцент… И знаете, за каким занятием я застала его в старых подземельях на прошлой неделе?

– Не могу даже представить, – сказал граф.

– У него была коробка с пауками и кнут! Он заставлял их плести паутину по углам!

– А я то ломал голову, откуда у нас повсюду паутина!

– Я согласен с мамой, отец, – вступил Влад. – Игоря можно было терпеть в Убервальде, но мы теперь в приличном обществе, и едва ли тебе захочется, чтобы такой тип открывал твоим гостям двери.

– И от него так воняет, – пожаловалась графиня.

– Вот уже много веков он был неотъемлемой частью нашей семьи, – сказал граф. – Но вынужден признать, последнее время он совсем распоясался. – Он еще раз дернул шнурок колокольчика.

– Йа, мафтер? – донесся из за его спины голос Игоря.

Граф резко развернулся.

– Сколько раз я велел тебе никогда так не делать!

– Как не делайт, мафтер?

– Никогда не подкрадываться ко мне сзади!

– Я иначе не умейт, мафтер.

– Позови короля Веренса. Мы слегка перекусим вместе.

– Флушайт, мафтер.

Они проводили взглядами отчаянно хромавшего слугу. Граф покачал головой.

– Добровольно он не уйдет, – сказал Влад. – И намеков он не понимает.

– Это так старомодно, иметь слугу по имени Игорь, – промолвила графиня. – Терпеть его не могу.

– Послушайте, но это ведь так просто, – вмешалась Лакримоза. – Надо спустить его в подвал, запереть в «железной деве», затем на пару деньков растянуть на дыбе над огнем, а потом нарезать тонкими ломтиками, начиная с ног, чтобы он все видел. Он наверняка это оценит.

– Да, думаю, это единственный выход, – с печалью в голосе произнес граф.

– Помню, как то раз ты попросил меня избавить кошку от мучений, – сказала Лакримоза.

– На самом деле я имел в виду, чтобы ты прекратила ее мучить, – сказал граф. – Но… все вы правы… Ему придется уйти…

Наконец Игорь привел короля Веренса, который замер на пороге с нерешительным видом. Впрочем, так вели себя все люди, оказавшиеся в присутствии графа.

– А, ваше величество, – сказал граф, подходя к королю. – Не желаете ли разделить с нами скромную трапезу?


Волосы Агнессы цеплялись за сучья. Ей удалось поставить одну ногу на ветку, схватиться с немалым риском для жизни за ветку над головой, но вторая нога осталась на помеле, которое начало потихоньку дрейфовать в сторону, заставляя Агнессу принять позу, которую даже балерины не способны принять без долгой подготовки.

– Ты что нибудь видишь? – крикнула нянюшка, стоявшая очень очень далеко внизу.

– Кажется, это старое гнездо… О нет!

– Что случилось?

– По моему, у меня лопнули панталоны.

– Вот поэтому я всегда выбираю белье попросторней, – нравоучительно изрекла нянюшка.

Агнесса перенесла вторую ногу на ветку, которая сразу же угрожающе затрещала.

«Толстуха, – презрительно фыркнула Пердита. – Я бы с легкостью газели запрыгнула на это жалкое деревце».

– Газели не прыгают по деревьям! – огрызнулась Агнесса.

– Что что ты говоришь? – крикнула снизу нянюшка.

– Да так, ничего…

Агнесса бочком двинулась вперед, но вдруг весь мир обрел черно белый цвет. Чуть ли не перед самым ее носом на ветку опустилась сорока и принялась громко трещать. Буквально тут же к этой сороке присоединились еще пятеро, перелетевшие с соседних деревьев, и сорочий хор стал просто оглушительным.

Агнесса всегда недолюбливала птиц. Когда они порхали в небесах или пели красивые песенки, она ничуть не возражала, но вблизи они превращались в обезумевшие комки перьев с интеллектом комнатной мухи.

Агнесса попыталась прихлопнуть сороку, что поближе, но та проворно вспорхнула на другую ветку, а девушка с большим трудом удержала равновесие. Когда дерево перестало раскачиваться, Агнесса двинулась дальше, пытаясь не обращать внимания на вопли разъяренных пичуг. Наконец она заглянула в гнездо.

То ли это были остатки старого гнезда, то ли начало нового, разобрать не представлялось возможным. И тем не менее там обнаружились лоскуток блестящей ткани, осколок стекла и что то белое с… золотой кромкой, ярко поблескивающее даже в такую пасмурную погоду.

– «Вот серебро – это пять… золото вот – это шесть…» – произнесла она едва слышно.

– «Вот небеса – это пять, шесть – в преисподней искать», – поправила услышавшая ее слова нянюшка.

– Я едва могу до него дотянуться…

Ветка сломалась. Разумеется, ниже было много других веток, но они послужили лишь краткосрочными остановками на долгом пути вниз. А самая последняя ветка зашвырнула Агнессу далеко в заросли остролиста.

Нянюшка быстренько выхватила приглашение из ее безвольно откинутой руки. Чернила под дождем расплылись, но слово «Ветровоск» еще можно было различить. Нянюшка поцарапала позолоченную кромку ногтем.

– С золотом они переборщили, – сказала она. – Что ж, с приглашением мы разобрались. Я ж говорила, эти гадины воруют все, что блестит!

– Мне совсем не больно, – многозначительно произнесла Агнесса. – Остролист неплохо смягчил падение.

– Шеи им сверну, – пообещала нянюшка, посмотрев на орущих с деревьев сорок.

– Кажется, я вывихнула себе шляпу, – буркнула Агнесса, с трудом вскарабкиваясь на ноги. Но в данной ситуации рассчитывать на сочувствие не приходилось, поэтому она просто продолжила: – Итак, приглашение мы нашли. Произошла чудовищная ошибка. Никто в ней не виноват. Давай теперь найдем матушку.

– Если она сама не хочет, чтобы ее нашли, мы ее век искать будем, – откликнулась нянюшка, задумчиво поглаживая золотую кромку приглашения.

– Но ты можешь кого нибудь Заимствовать. Ее могли видеть животные, птицы… Даже если она ушла еще до рассвета.

– Э э, нет, с Заимствованием это не ко мне, – твердо заявила нянюшка. – У меня нет такой самодисциплины, как у Эсме. Я слишком… увлекающаяся особа. Как то три недели крольчихой прыгала, пока наш Джейсончик не вызвал матушку, чтоб она меня возвернула. А еще ведь чуть чуть, и вернулась бы совсем не я.

– Но кролики такие скучные!

– Ну, у них есть свои преимущества, свои недостатки…

– Xopoшo, тогда давай заглянем в это рыбацкое яйцо, – предложила Агнесса. – Маграт говорила, у тебя это хорошо получается.

С печной трубы стоявшего на другой стороне поляны домика вдруг свалился кирпич.

– Только не здесь, – с некоторым сомнением ответила нянюшка. – У меня аж мурашки по спине… О нет, только не это! Будто у нас хлопот мало. Он то зачем сюда приперся?!

К ним, петляя между деревьев, приближался всемогучий Овес. Он продвигался неуверенно, как любой городской житель, внезапно очутившийся на настоящей, неровной, покрытой перегноем, усеянной ветками земле. А еще он постоянно озирался по сторонам – так, словно в любой момент мог подвергнуться атаке сов или злобных жуков.

В своем странном черно белом одеянии Овес и сам был похож на сороку.

Заметив появление человекообразного родственника, сороки еще громче затрещали с деревьев.

– «Семь – это старая старая тайна как есть», – сказала Агнесса.

– «Семь – это дьявол, чтоб вечно ему не бывать», – мрачно заметила нянюшка. – У тебя свои стихи, у меня – свои.

Увидев ведьм, Овес слегка повеселел. Достав из кармана платок, он громко высморкался.

– Вот ведь напрасная трата человеческого материала… – пробормотала нянюшка.

– А, госпожа Ягг… и госпожа Нитт, – сказал Овес, обходя грязь. – Э… надеюсь, вы в добром здравии?

– Были. До этого момента, – ответила нянюшка.

– Я надеялся… э… увидеть госпожу Ветровоск.

Некоторое время только треск сорок нарушал тишину.

– Надеялся? – спросила Агнесса.

– Госпожу Ветровоск? – спросила нянюшка.

– Э… да. Я полагал, это… одна из обязанностей… Ну, я услышал, что она, возможно, заболела, а пастор обязан навещать всех немощных и старых… Я, конечно, понимаю, официально я не обязан выполнять обязанности местного пастора, но раз уж я здесь оказался…

Лицо нянюшки было похоже на портрет, написанный художником с весьма причудливым чувством юмора.

– Мне искренне, от души жаль, что ее здесь нет, – абсолютно честно сказала вредная нянюшка.

– Какая досада, а я собирался рассказать ей о… Собирался… э э… А с ней все в порядке?

– Не сомневаюсь, после твоего визита ей стало бы куда лучше, – откликнулась нянюшка, и снова в ее словах присутствовала некая странная, искаженная правда. – Несколько дней она б только об этом и говорила. Тебе обязательно стоит побывать у нее в гостях.

Овес беспомощно огляделся по сторонам.

– Что ж, полагаю, будет лучше, если я вернусь в свой… э э… шатер. Дамы, вас сопроводить в город? Этот лес буквально кишит всякими опасными животными…

– Спасибо, у нас есть помело, – твердо ответила нянюшка.

Священнослужитель явно пал духом, и тут Агнесса приняла решение.

– Одно помело, – подчеркнула она. – Я, пожалуй, провожу тебя… То есть ты можешь меня проводить. Если хочешь, конечно.

Священнослужитель облегченно вздохнул. Нянюшка хмыкнула. Причем в этом звуке определенно присутствовало что то ветровосковское.

– Ну, тогда до встречи у меня дома, – сказала она. – И чтоб никаких хухры мухры!

– Я вообще то не хухрую мухрую, – ответила Агнесса.

– Вот лучше и не начинай, – буркнула нянюшка и отправилась за помелом.

Некоторое время Агнесса и отец Овес шли в смущенной тишине.

– У тебя голова больше не болит? – спросила наконец Агнесса.

– Мне гораздо лучше, спасибо. Боль почти прошла. Но ее величество была настолько добра, что все равно дала мне пилюли.

– Это очень мило с ее стороны, – сказала Агнесса.

«Лучше б иголку дала! Ты только посмотри, какой у него прыщ! – рявкнула Пердита, прирожденная последовательница выдавливания прыщей. – Дай, я выдавлю, а?»

– Э э… Я тебе, наверное, не слишком нравлюсь? – поинтересовался Овес.

– Вообще то мы едва знакомы, – пролепетала Агнесса.

Ветерок как то слишком уж легкомысленно обдувал ее нижние регионы.

– Многим и этого хватает, – пожал плечами Овес.

– И правильно. Быстрые решения экономят время, – сказала Агнесса и выругалась про себя. Пердита сумела таки вставить свою ремарку, но Овес, казалось, ничего не заметил, только еще раз вздохнул.

– Как то у меня с людьми не складывается… – продолжил Овес. – И видимо, я не больно то подхожу для работы пастырем.

«Не вздумай увлечься этим ничтожеством!» – предупредила Пердита, а сама Агнесса спросила:

– Пастырь – это ведь у вас так пастухи называются, да? То есть в свободное от работы время ты пасешь овец?

– В семинарии все казалось таким простым, – признался Овес. Изливая душу, он, как и многие люди, не слышал ни слова из того, что говорят другие. – Но здесь, когда я рассказывал местным жителям самые доступные предания из «Книги Ома», мне отвечали: «Неправда, грибы в пустыне не растут». Или: «Ну и дурацкий же способ заботиться о виноградниках». Тут все воспринимают слова слишком… буквально.

Овес смущенно закашлялся. Какая то мысль не давала ему покоя.

– К сожалению, «Ветхий завет Ома» достаточно непреклонен в том, что касается ведьм, – наконец выдавил он.

– Правда?

– Однако, тщательно изучив соответствующий пассаж в оригинале «Второго омнианского писания IV», я выдвинул довольно смелую гипотезу, что в данном случае это слово может быть переведено как «тараканы».

– Неужели?

– Ведь там говорится, что расправиться с ними можно при помощи огня или «ловушек с патокой». Правда, чуть дальше сказано, что они приносят сладострастные сны.

– Не смотри на меня так, – приказала Агнесса. – Я согласилась только проводить тебя до дома.

К ее немалому удивлению и безумной радости Пердиты, священнослужитель покраснел так густо, как никогда не краснела она сама.

– Э э… э э… Но рассматриваемое словосочетание тоже может трактоваться в зависимости от контекста. Оно еще означает «вареные омары», – поспешно добавил Овес.

– Нянюшка Ягг говорит, что раньше омниане жгли ведьм на кострах.

– Кого только мы не жгли, – мрачно заметил Овес. – И, насколько помню, некоторых ведьм засовывали в огромные бочки с патокой.

Даже голос у него был скучным. И выглядел он – что правда, то правда – крайне скучным человеком. Он был идеально скучным и как будто специально вел себя так, чтобы казаться скучным. Но один вопрос очень интересовал Агнессу, и она не могла не задать его:

– А почему ты решил нанести визит матушке Ветровоск?

– Мне показалось, что все очень… высокого мнения о ней, – произнес Овес. Речь его изменилась, теперь он крайне осторожно подбирал слова, словно вытаскивал сливы из кипящего таза с вареньем. – А еще люди говорили, что она не пришла на праздник и это очень странно. И тогда я подумал: как, должно быть, тяжело жить совсем одному, тем более если ты не молод. Кроме того…

– Да?

– Ну, видишь ли, она довольно пожилая женщина, однако никогда не поздно позаботиться о бессмертии своей души, – сказал Овес. – Впрочем, быть может, она уже об этом позаботилась.

Агнесса искоса взглянула на него.

– Во всяком случае, мне об этом ничего не известно.

– Наверное, ты считаешь меня дураком.

– Я считаю тебя поразительно удачливым человеком, господин Овес.

С другой стороны… он был человеком, который, услышав о матушке Ветровоск, не побоялся отправиться к ней через страшный до колик лес. А ведь она, возможно, была тараканом или даже вареным омаром. Ланкрцы навещали матушку, только когда им что то было нужно от нее. Ну, еще заносили ей подарки (а вдруг матушкина помощь снова понадобится?), но старались подгадать так, чтобы матушки не было дома. В этом священнослужителе скрывалось нечто большее, чем могло показаться на первый взгляд. Иначе он бы к матушке не пошел.

Из зарослей вылетела пара кентавров и легким галопом умчалась прочь по тропинке. Овес, побледнев, обнял дерево.

– Когда я шел к матушке Ветровоск, то постоянно натыкался на них! Кентавры у вас – обычное дело?

– Никогда раньше их не видела, – призналась Агнесса. – Наверное, пришли из Убервальда.

– А эти мелкие кошмарные синие гоблины? Один из них показал мне крайне непристойный жест!

– О них я вообще ничего не знаю.

– А вампиры? То есть я знал, что здесь, в Овцепиках, все иначе, но…

– Вампиры?! – закричала Агнесса. – Ты видел вампиров? Вчера вечером?

– Ну… да… Я подробно изучал их в семинарии, но и представить себе не мог, что увижу их здесь. Они преспокойно рассказывали о том, как пьют кровь, ну и всякое такое прочее. Честно говоря, я поражен, что король допустил…

– И они… никак на тебя не влияли?

– У меня ужасно разболелась голова. Это считается? Я думал, это все от креветок…

Жуткий вопль разнесся по лесу. В этом вопле слилось множество самых разных звуков, но в общем и целом он звучал так, словно индюка засунули в огромную оловянную трубу и принялись там душить.

– ^ А это еще что такое?! – заорал Овес. Агнесса озадаченно огляделась. Она выросла в ланкрских лесах. Да, конечно, иногда тут можно встретить самых странных существ, но почти все они, как правило, были не опаснее людей. А сейчас в лесах словно бы что то сгустилось. Даже деревья выглядели подозрительно.

– Пойдем ка лучше в Дурной Зад, – сказала она, потянув Овса за руку.

– Куда?

Агнесса вздохнула.

– Так называется ближайшая деревня.

– ^ Дурной Зад?

– Послушай, когда то у нас жил осел. Совсем тупой был и упрямый, – терпеливо принялась объяснять Агнесса. Впрочем, ланкрцы постоянно разъясняли приезжим, откуда взялось это название, и уже даже привыкли. – Так вот, однажды он встал посреди брода – и ни туда ни сюда. Несколько дней там торчал, как только его ни обзывали… Оттуда и пошло. Дурной Зад. Понимаешь? Конечно, «Непослушный Осел» было бы более… приемлемым названием, но…

Жуткий вопль еще раз прокатился по лесу. Агнесса разом припомнила все детские сказки, в которых повествовалось о том, что за твари обитают в горах, и, схватив Овса за рукав, решительно двинулась вперед. Священнослужитель тащился за ней, как разболтанная тачка.

Вдруг источник звука оказался прямо перед ними, а потом на повороте из кустов появилась голова.

Есть такая птица, страус называется. Агнесса даже видела его изображения.

Так вот… если за основу взять картинку страуса, но представить голову и шею ядовито желтого цвета с огромным кольцом из красных и лиловых перьев, а также гигантские круглые глазищи, зрачки которых пьяно вращаются при малейшем движении головы…

– Это какая то местная порода кур? – пробулькал Овес.

– Сомневаюсь, – сказала Агнесса.

Одно из перьев весьма напоминало обрывок юбки в крупную клетку.

Крик снова зазвучал, но резко прекратился, когда Агнесса сделала шаг вперед, схватила существо за шею и резко дернула.

Из зарослей вывалилась схваченная за руку человеческая фигура.

– Ходжесааргх?

В ответ раздался утвердительный кряк.

– И вытащи изо рта эту штуковину, – приказала Агнесса. – Я по утиному не понимаю.

Он выплюнул манок.

– Прошу прощения, госпожа Нитт.

– Ходжесааргх, что ты… Нет, я понимаю, твой ответ может мне не понравиться, но почему ты прячешься в кустах с рукой, наряженной курочкой рябой, да еще при этом кошмарно вопишь через трубочку?

– Я приманиваю феникса, госпожа.

– Феникса? Фениксов не существует, Ходжесааргх. Это миф.

– Но один такой миф появился в Ланкре, госпожа. Этот феникс совсем еще малыш. И сейчас я пытаюсь приманить его.

Она уставилась на разукрашенную во все цвета радуги перчатку. Да, конечно, в разведении кур есть такой метод. Чтобы показать этим глупым птицам, на что в действительности они похожи, ты надеваешь на руку специальную куклу. Но…

– Ходжесааргх?

– Да, госпожа?

– Я, конечно, не специалист, однако, согласно широко распространенной легенде, феникс физически не способен увидеть своего родителя. На свете может существовать только один феникс. Поэтому, рождаясь, он автоматически становится сиротой. Понимаешь?

– Гм… могу я кое что добавить? – спросил Овес. – Должен заметить, госпожа Нитт права. Феникс строит гнездо, затем горит ярким пламенем, после чего из его пепла рождается новая птица. Я читал об этом. Так или иначе, это всего лишь аллегория.

Ходжесааргх еще раз посмотрел на лоскутного феникса и смущенно опустил глаза.

– Прошу меня простить, госпожа.

– Так ты понял, почему феникс никогда не может увидеть другого феникса? – уточнила Агнесса.

– Наверное, понял, госпожа, – пробормотал, не поднимая взгляда, Ходжесааргх.

Тут в голову Агнессы пришла еще одна мысль. Ходжесааргх постоянно лазал по лесу, а значит…

– Ходжесааргх?

– Да, госпожа?

– Ты в лесу с самого утра?

– Конечно, госпожа.

– А ты, случаем, не видел матушку Ветровоск?

– Видел, госпожа.

– Видел?

– Да, госпожа.

– Где?

– Выше в горах в лесу, ближе к границе, госпожа. На самом рассвете.

– А почему ты мне не сказал?

– Э… А вы хотели это знать, госпожа?

– О. Да, извини… А что ты там делал?

Вместо объяснения Ходжесааргх пару раз дунул в манок для феникса.

Агнесса снова схватила священнослужителя за руку.

– Быстрее, надо выйти на дорогу и найти нянюшку…

Ходжесааргх остался со своей куклой, манком, котомкой и в весьма неловком положении. Ему с детства прививали уважение к ведьмам, а госпожа Нитт была ведьмой. Мужчина с ней не был ведьмой, но по манере поведения Ходжесааргх мысленно отнес его к категории людей, которых считал по отношению к себе «высокопоставленными» (на самом деле эта категория была весьма многочисленной). Ходжесааргх не собирался спорить с высокопоставленными людьми. Он был феодальной системой в самом себе.

С другой стороны, думал Ходжесааргх, собирая вещи, чтобы продолжить путь, книги, в которых рассказывается про то, как устроен мир, большей частью написаны людьми, которые разбираются скорее в книгах, но не в мире. Всю эту ерунду о восстающих из пепла птицах явно выдумал человек, который ничего не смыслит в птицах. А насчет того, что может существовать только один феникс… так это явно писал тот, кому следовало бы почаще бывать на свежем воздухе и встречаться с дамами. Птицы появляются из яиц. О, этот феникс наверняка принадлежит к существам, которые некогда научились использовать магию, сделали ее частью своего существования, но магия – коварная наука, и любое существо использует ее ровно в той степени, в которой это необходимо. Птицы откладывают яйца. А яйцам нужно что? Тепло!

Ходжесааргх размышлял на эту тему все утро, пока бродил по мокрым кустам и знакомился с разочарованными утками. История никогда особо не интересовала его, ну, разве что за исключением истории соколиной охоты, но он знал, что в мире существовали (а кое где существуют и по сей день) места с очень высоким уровнем фоновой магии, из за которой жизнь в этих областях была достаточно непредсказуемой штукой. В общем, не самые лучшие места для высиживания молодняка.

Возможно, феникс, как бы эта птица ни выглядела, каким то образом научился ускорять процесс инкубации.

На самом деле в своих размышлениях Ходжесааргх зашел довольно таки далеко. Будь у него еще немножко времени, он бы наверняка догадался, что ждет его впереди.


Когда Матушка Ветровоск вынырнула из вересковых зарослей, было далеко за полдень. Стороннему наблюдателю могло бы показаться странным то, столько времени понадобилось ей, чтобы пересечь столь незначительный по площади участок, но…

Но еще большее удивление у такого наблюдателя вызвал бы самый обычный узенький ручеек. Канаву, которую тот пробил в торфянике, без труда перепрыгнула бы любая женщина, однако через эту канаву кто то позаботился перебросить мост в виде широкой каменной плиты.

Некоторое время матушка смотрела на плиту, потом порылась в котомке, достала длинный лоскут черной ткани и завязала себе глаза. А затем двинулась по мосту крошечными шажками, широко раскинув руки для равновесия. Не пройдя и половины пути, матушка опустилась на корточки и несколько минут не двигалась с места, переводя дыхание. Затем снова поползла вперед, дюйм за дюймом.

Всего в нескольких футах под ней ручеек весело журчал по камням.

Небо сверкало. Прозрачная голубизна лишь кое где нарушалась редкими облаками, но в общем и целом выглядело небо странно, словно изображение, нанесенное на стекло, разбили, а потом снова сложили, но неправильно. Лениво дрейфующее облако могло вдруг исчезнуть, наткнувшись на какую то невидимую линию, а потом появиться в совершенно другом месте.

Тут все было не тем, чем казалось. Хотя, как говаривала матушка, такое случалось везде и всюду.


Агнесса чуть ли не силой затащила Овса в дом нянюшки Ягг. Впрочем, по этому дому и не сказать было, что тут жила и живет настоящая ведьма, – скорее в его постройке использовался прямо противоположный подход. В этом доме преобладали веселые, яркие и абсолютно не гармонирующие друг с другом цвета и пахло мастикой. Ни тебе черных драпировок, ни черепов либо странного вида свечей. Хотя нет, одна странная свеча была – большая и розовая; ее нянюшка как то приобрела в Анк Морпорке и иногда демонстрировала гостям с правильным чувством юмора. Зато было много столов – в основном предназначенных для размещения всевозможных портретов и иконографии многочисленного клана Ягг. На первый взгляд могло показаться, что портреты эти расположены беспорядочно и хаотично, но на самом деле тут имелась некая тайная система. Картинки гуляли взад вперед по комнате в зависимости от того, к кому из членов семьи в данный момент времени питает расположение нянюшка. Те, чьи портреты оказывались на шатком столике рядом с кошачьей миской, должны были выполнять самую черную работу. А главная несправедливость заключалась в том, что ты мог выпасть из фаворы вовсе не потому, что где то в чем то поступил плохо, а только потому, что кто то где то поступил лучше. Именно поэтому места, где не было портретов, занимали всевозможные украшения: каждый Ягг, отъезжавший от Ланкра больше чем на десять миль, просто обязан был привезти нянюшке какой нибудь сувенир. Ягги искренне любили нянюшку Ягг… ведь были места и похуже шаткого столика. Однажды некий дальний родственник перекочевал аж в коридор.

Большинство украшений были весьма посредственного качества безделушками, купленными на ярмарках, но главное, как считала нянюшка Ягг, – чтобы они были блестючими. Так здесь появилось великое множество косоглазых собачек, розовых пастушек и кружек с кучей ошибок и опечаток, как то: «Самай Лучшей Моме На Веете» и «Мы Лубим Нашу Наню». Огромная позолоченная пивная кружка из трактира «Студенческая лошадь», которая играла мелодию «Их Бин Пьян Как Швайн», будучи слишком великим богатством для того, чтобы стоять на вседоступном месте, была заперта в застекленном шкафу и завоевала портрету Ширл Ягг почетное постоянное место на комоде.

Нянюшка Ягг уже расчистила место для зеленого шара на одном из столов. Когда Агнесса вошла, она недовольно вскинула голову.

– Что то ты задержалась. Небось хухры мух ры разводила? – произнесла она голосом, способным пробить любую броню.

– Нянюшка, ты говоришь в точности как матушка, – укоризненно сказала Агнесса.

Нянюшка поежилась.

– Ты права, девочка. Давай ка побыстрее найдем ее. Я еще слишком полна веселья, чтобы становиться каргой.

– Кругом полным полно странных существ! – сообщила Агнесса. – Кентавры бродят просто стадами! Нам даже пришлось прятаться от них в канаве!

– Ага, я заметила траву и листья на твоем платье, – кивнула нянюшка. – Но решила не говорить. Из вежливости.

– Откуда они взялись?

– Спустились с гор, я полагаю. А зачем ты притащила с собой этого болвана?

– Потому что он вывалялся в грязи, нянюшка, – резко произнесла Агнесса. – И я пообещала, что он сможет здесь вымыться.

– Э э… Это действительно хижина ведьмы? – уточнил Овес, разглядывая бесконечный строй Яггов.

– Охохонюшки… – протянула нянюшка.

– А пастор Мельхио говорил, что ведьмовские дома все как один гнезда порока и сексуальных излишеств.

Молодой священнослужитель сделал шаг назад, наткнулся на маленький столик, из за чего синяя заводная балеринка начала судорожно дергаться под «Трех слепых мышат».

– Ну, допустим, у нас есть раковина, – вкрадчиво протянула нянюшка. – Но что ты можешь предложить взамен?

– Нянюшка хочет сказать, что неплохо бы проявить чуточку благодарности, – перевела Агнесса. – Нянюшка, не изводи его. Утро и так выдалось нелегким.

– Э… А как пройти к умывальнику? – спросил Овес.

Агнесса объяснила, и он с явным облегчением отбыл.

– Поразительный зануда, – покачала головой нянюшка.

– Матушку видели чуть выше длинного озера, – сообщила Агнесса, сев за стол.

Нянюшка резко подняла голову.

– Неподалеку от вересковой пустоши? – спросила она.

– Да.

– Плохо. Кривое там место.

– Кривое?

– Все крученое перекрученое.

– Что? Но я там бывала. Обычное, поросшее вереском и утесником болото. Несколько старых пещер в конце долины.

– Правда? А на облака ты смотрела? Ничего то ты не понимаешь…

Когда вернулся сияющий чистотой Овес, они все еще спорили, но, увидев его, несколько смутились.

– Я ж говорю, трое нужны! – буркнула нянюшка, отталкивая в сторону стеклянный шар. – Особенно если она сейчас там. Кривую землю через шар не разглядишь, она тебе всю голову заморочит. У нас просто не хватит сил.

– Я не хочу возвращаться в замок!

– Маграт лучше нас всех обращалась с хрустальным шаром.

– Нянюшка, она должна заботиться о маленьком ребенке!

– Ага. В замке, полном вампиров. Подумай хорошенько. Кто знает, когда они проголодаются? Лучше будет, если Маграт и ее дочка поскорее уберутся оттуда.

– Но…

– Ты вытащишь ее оттуда! Это могла бы сделать я, но ты сама говорила: я, мол, только сидела и тупо скалилась.

Агнесса вдруг ткнула пальцем в Овса.

– Ты!

– Я? – переспросил он дрожащим голосом.

– Ты сказал, что сразу различил в них вампиров!

– Правда?

– Сказал.

– Ну да, сказал. И что с того?

– То есть ты не переживал никакого подъема? Не был счастлив как никогда?

– С подъемов я очень быстро падаю, – мрачно откликнулся Овес.

– Но почему они с тобой не справились?

Овес неуверенно улыбнулся и пошарил в кармане.

– Меня защищает десница Ома.

Нянюшка внимательно осмотрела медальон. Там был изображен человек, привязанный к панцирю черепахи.

– Серьезно? – спросила она. – Мощная штуковина, стало быть.

– Ом простер свою десницу, дабы спасти пророка Бруту от пыток, и точно так же раскинет он надо мной свои крылья, когда придет час испытаний моих, – возвестил Овес. Правда, судя по его тону, он больше пытался убедить себя, чем нянюшку. – Если хотите узнать больше, у меня есть одна брошюрка. – Его голос сразу стал более решительным, ведь если существование Ома еще можно было поставить под сомнение, то существование религиозных брошюр было очевидным для любого рационально мыслящего, открытого новым веяниям человека.

– Не хотим, – отрубила нянюшка и вернула медальон. – А вот брату Пердоре не требовалось никаких волшебных побрякушек, дабы отваживать зло.

– Конечно не требовалось. От его перегара любое зло со всех ног улепетывало, – съязвила Агнесса. – Итак, господин Овес, ты идешь со мной. С меня хватит, я с этим кровососущим принцем уже сражалась в одиночку. Так что заткнись!

– Э… Но я ничего не говорил…

– Я не тебя имела в виду, а… Слушай, ты рассказывал, что изучал вампиров, верно? Какие они вообще? Ну, как живут? Что любят?

Овес на мгновение задумался.

– Э… Ну, жить они предпочитают в удобных сухих гробах. А любят… Чтобы свежей крови было побольше… Сумерки там всякие… – Увидев выражение лица Агнессы, он резко прервался. – Э… На самом деле все зависит, откуда они родом. Насколько я помню, Убервальд – достаточно большой край. Но самый эффективный способ борьбы с вампиром – это отсечь ему голову и вбить в сердце кол.

– Это отлично работает и с людьми тоже, – заметила нянюшка.

– Э… В Сплюнце вампиры умирают, если положить им в рот монету, а потом отрезать голову…

– Ну надо же, все не как у людей… – буркнула нянюшка, доставая блокнот.

– Э… В Клаце они умирают, если вставить им в рот лимон…

– Вот это мне больше нравится.

– …После того, как отрубишь им голову. Насколько я помню, вампиру из Глица следует забить рот солью, вбить по морковке в оба уха и уже потом отрубить голову…

– Представляю, сколько они мучились, прежде чем поняли, что надо делать.

– А в долине Ах считается, что лучше всего отсечь вампиру голову и сварить ее в уксусе.

– Агнесса, – сказала нянюшка, – нам потребуется куча людей, чтобы унести с собой столько барахла.

– А в Бериплати говорят, что нужно отрубить пальцы на ногах, а потом вбить гвоздь в шею.

– И отрубить голову?

– Нет, не обязательно.

– Ну, пальцы рубить

kniga-bili-napisana-v-1970-g-a-vpervie-izdana-v-1971-g-v-ssha-prim-red-stranica-2.html
kniga-billa-gejtsa-ochen-ubeditelna-i-realistichna-on-obladaya-darom-predvideniya-zaglyadivaet-chutochku-vpered-chtobi-pokazat-nam-kak-izmenyat-mir-gryadushie-cifrovie-tehnologii-stranica-4.html
kniga-billa-gejtsa-ochen-ubeditelna-i-realistichna-on-obladaya-darom-predvideniya-zaglyadivaet-chutochku-vpered-chtobi-pokazat-nam-kak-izmenyat-mir-gryadushie-cifrovie-tehnologii-stranica-9.html
kniga-bitiya-svyashennoe-pisanie.html
kniga-borisa-akunina-iz-serii-priklyucheniya-erasta-fandorina-stranica-11.html
kniga-borisa-akunina-iz-serii-priklyucheniya-erasta-fandorina-stranica-17.html
  • crib.bystrickaya.ru/kak-legko-i-bistro-isportit-zhizn-sebe-i-drugim.html
  • student.bystrickaya.ru/15-bibliya-i-perehod--16-2035-god-perehoda-kishinec-vladimir-nano-sapiens.html
  • esse.bystrickaya.ru/psihologa-godovoj-plan-raboti-detskogo-doma-4-1-analiz-raboti-nikolskogo-detskogo-doma-za-2002-2003-uch-god.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-po-discipline-korporativnie-finansi-dlya-slushatelej-2-kursa-vechernej-formi-obucheniya-po-specialnosti-finansi-i-kredit-mezhdunarodnogo-kommercheskogo-fakulteta.html
  • credit.bystrickaya.ru/otchet-o-deyatelnosti-gosudarstvennoj-inspekcii-truda-v-moskovskoj-oblasti.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prikaz-ot-29-08-2008-goda-112-k-zachislit-na-3-kurs-zaochnogo-otdeleniya-abiturientov-imeyushih-diplom-s-otlichiem-po-specialnosti-030503-pravovedenie-s-polnim-vozmesheniem-zatrat-na-obuchenie.html
  • lesson.bystrickaya.ru/msb-btr-v-nastuplenii-na-podgotovlennuyu-oboronu-protivnika-frg-s-hodu-vo-vtorom-eshelone-polka-v-usloviyah-primeneniya-protivnikom-sdm.html
  • institut.bystrickaya.ru/tvoj-den-moskva-199-892008-szhech-gimnazii-i-uprazdnit-nauki-2-rukovodstvo-ministerstva-i-inie-predstaviteli-mchs-rf-2.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razvitie-sistemnosti-mishleniya-u-detej-6-9-let-v-processe-obucheniya.html
  • university.bystrickaya.ru/generalnij-zamisel-opredelyayushij-strategiyu-dejstvij-pri-osushestvlenii-reform-proektov-planov-programm.html
  • bukva.bystrickaya.ru/ponyatie-i-sostav-nacionalnogo-bogatstva-v-zarubezhnih-stranah.html
  • turn.bystrickaya.ru/organizaciya-i-rukovodstvo-konkursom-vozlagayutsya-na-orgkomitet-sostoyashij-iz-predstavitelej-uchreditelej-orgkomitet-organizuet-podgotovku-i-provedenie-igr-formiruet-sostav-zhyuri.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/predmet-istochniki-i-sistema-konstitucionnogo-prava-zarubezhnih-stran.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/shahmati-doktora-kuzmenko-aleksandr-belousenko-belousenkoyahoo-com-21-iyunya-2003.html
  • occupation.bystrickaya.ru/obvinenie-monitoring-shpionomanii-v-rossijskoj-federacii.html
  • uchit.bystrickaya.ru/ti-tak-i-opit-svoih-kolleg-ih-uchat-bit-vsegda-v-horoshej-fizi-cheskoj-forme-chtobi-stat-obrazcom-fizicheskoj-kulturi-dlya.html
  • pisat.bystrickaya.ru/sushnost-i-soderzhanie-vospitaniya.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/koncpekt-po-marketingu-chast-9.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rasskaz-dela-semejnie.html
  • report.bystrickaya.ru/imesto-obshestvennogo-dostoyaniya-v-avtorskom-prave-obzornoe-issledovanie.html
  • credit.bystrickaya.ru/ou-dstemelk-materialdar-semej-2013-zh-mazmni.html
  • textbook.bystrickaya.ru/kadrovaya-politika-srednesrochnaya-programma-meropriyatij-po-realizacii-osnovnih-napravlenij-razvitiya-poetapnaya-integraciya.html
  • spur.bystrickaya.ru/kursovaya-rabota-po-himii-na-temu-upravlenie-himicheskimi-processami.html
  • literature.bystrickaya.ru/bezrobttya-jogo-makroekonomchnij-zmst-ta-nasldki.html
  • tests.bystrickaya.ru/majkl-yapko-stranica-5.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-disciplini-vizualizaciya-analiticheskih-raschetov-v-matlab-2-dlya-napravleniya-010500-62-prikladnaya-matematika-i-informatika-podgotovki-bakalavra-1-modul-2-kursa.html
  • college.bystrickaya.ru/313-svedeniya-o-sozdanii-i-razvitii-emitenta-ezhekvartalnij-otchet-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-akcionernaya.html
  • lesson.bystrickaya.ru/metodicheskaya-rabota-informaciya-o-rabote-bibliotek-yuzhno-sahalinskoj-centralizovannoj-bibliotechnoj-sistemi-za-i-polugodie-2011-goda.html
  • student.bystrickaya.ru/1-ponyatie-trudovogo-prava-osnovnie-istochniki-formi-trudovogo-prava-rf.html
  • reading.bystrickaya.ru/kursovaya-rabota-na-temu-transportnie-seti-zadacha-o-maksimalnom-potoke-v-seti.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekciya-chto-takoe-makroekonomika-stranica-5.html
  • reading.bystrickaya.ru/komisarova-ln-v-n-denisev-uchenij-pedagog.html
  • esse.bystrickaya.ru/programmi-professionalnoj-perepodgotovki-na-pravo-vedeniya-novoj-professionalnoj-deyatelnosti.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zadanie-vipishite-iz-slovarya-enciklopedii-i-uyasnite-sleduyushie-ponyatiya-4-zadanie-filosofskoe-uchenie-ob-istine-sochinenie.html
  • control.bystrickaya.ru/erik-bern.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.