.RU

Игра воображения комедия в трех действиях Перевод с английского И. Карелиной действие первоЕ - страница 2



ЛОТТА. С помощью фантазии?

ЛЕТТИС. Фантазия естественно возникает там, где не хвата­ет фактов.

ЛОТТА. Еще одно изречение вашей матери?

ЛЕТТИС. На этот ра - мое собственное. Когда я только на­чала водить экскурсии по Фустьен-Хауз, излагала только факты! Скурпулезно придерживаясь того текста, который был для меня написан вашей конторой - во всей ее красе. К концу экскурсий лица многих слушателей от тоски и безразличия становились се­рыми. Да и сама я, каждый день произнося эти слова, впадала в тоску. Фустьен - проклятый дом, это я осознала почти сразу. Это гиблое место, в котором никогда ничего не происходило! И с этим надо было бороться!

ЛОТТА. С помощью неправды.

ЛЕТТИС. Как угодно.

ЛОТТА (неумолимо). С помощью неправды.

ЛЕТТИС (величественно). Я - дочь Алисы Ивенс Дуффе -посвятила себя озарению мира, а не повержению его в прах! Мой язык просто отказывался без конца повторять одно и тоже... Ко­нечно, я перестаралась. Ничего не могу возразить, меня действительно все дальше уносило от берегов течением вымысла. Но в этом повинен дом, а не пораженная им фантазия.

ЛОТТА. Это вы так защищаетесь?

ЛЕТТИС. Раньше люди уходили оттуда, зевая от скуки, а те­перь уходят удивленными. Я употребляю это слово в его сугубо изначальном смысле - как "диво", "чудо". А это не такая уж плохая защита.

ЛОТТА. Но это вовсе не относится к делу!

ЛЕТТИС. В прошлом месяце я поставила блюдце у выхода. Не из жадности, хотя, видит бог, мне было бы простительно и это, при вашем-то жаловании, но я жаждала доказательств! Люди во все мире выссказывают благодарность одинакого - деньгами. (Гордо.) Мое блюдце полно до краев! Каждый вечер оно перепол­нено макетами подобно тому, как люди переполнены чувствами! Я смотрю, как они потом идут на стоянку к своим автомобилям -это же люди, исполненные чувств Все до единого!

ЛОТТА (колко). Неужели! если бы вы проглядели эти письма, вы обнаружили много таких "исполненных" - но разве что возму­щением.

ЛЕТТИС подходит к столу, просматривает какое-то письмо.

ЛЕТТИС. Скряги всегда с нами. И грубияны не постесняются вылезти вперед.

ЛОТТА (в ярости). Двадцать два письма! У меня двадцать
два письма на вас, мисс Дуффе... и ни одно, прямо скажем, не
написано в состоянии восхищения! 1

ЛЕТТИС (мягко). Двадцать два - это что?.. У меня их пять- К десят-шестьдесят! Вот - смотрите! Вот!... Видите? Вот! 7 ^

Ояа хватает свою сумку и вываливает все ее содержимое на стол - лавина писем.

Вот вокс попули! Вот голос народа!... Рядом с блюдцем я оставила свой адрес. И вот результат!

ЛОТТА (протестующе)? Но мисс Дуффе!... Это же мой стол!

ЛЕТТИС (горячо.). Прочтите. Сами прочтите!... Вот моя за­шита. Голос народа!.. Читайте!

ЛОТТА (взрываясь). Не буду! Не буду! Все - это ерунда! Все это не играет никакой роли!.. Все это неважно - ни ваша мать, ни ваше детство, ни ваша стоянка. Какое мне дело! (Пауза. Пытается успокоиться.) Я не занимаюсь развлечениями - и вы тоже! Вот и все! Мы охраняем культурное наследие. У нас не те­атр. И все тут.

Она свирепо смотрит на Леттис. Раздается четыре громких удара в дверь.

Да!.. Что?

Появляется трясущаяся мисс Фреймер. Она несет поднос с чаем, ячменными лепешками, маслом и вареньем.

ФРЕЙМЕР. Чай, мисс Шен.

ЛОТТА (спокойнее). Не хотите чаю?

ЛЕТТИС. Не отказалась бы.

ЛОТТА. Для меня, мисс Фреймер, самый крепкий, какой толь­ко получится.

ФРЕЙМЕР. Хорошо, мисс Шен.

ЛЕТТИС (весело, обращаясь к мисс ШЕН). Чаю напьешься -оралом взовьешься - так говорила моя мать.

ФРЕЙМЕР. Прекрасно, прекрасно сказано, вы слышали, мисс Шен.

Они и Леттис заговорщически смеются, пока Лотта не окаты­вает их ледяным взглядом.

ЛОТТА, мисс Фреймер...

Смех прерывается. Лотта берет один из конвертов, при­несенных Леттис. Читает письмо.

ФРЕЙМЕР (обращается к Леттис). Если хотите, вот лепешки и варенье.

ЛЕТТИС. А мармелада нет?

ФРЕЙМЕР. К сожалению, нет.

ЛЕТТИС. А надо бы, особенно в вашем учреждении. Этот способ куда древнее. Вы знаете происхождение самого слова мар­мелад?

ФРЕЙМЕР. Мармелад? Боюсь, что нет.

ЛЕТТИС. Уж вы-то наверняка знаете, мисс Шен.

ЛОТТА. Что?

ЛЕТТИС. Происхождение слова "мармелад".

ЛОТТА. К сожалению, нет.

Вновь принимается за чтение письма.

ЛЕТТИС (обращаясь к Фреймер, неудержимо). Мария, королева шотландская. У нее часто болела голова.

Фреймер бросает взгляд на Лотту.

... Да и кто упрекнет ее за это, бедную женщину, которую держали взаперти. Всякий раз, когда она заболевала, то просила принести особое блюдо из апельсин и сахара. Ее служанки шепта­ли друг другу по-французски: принесите варенье - Мария больна! Мари э марал!".. Видите? Мари э малад - мармелад!

ФРЕЙМЕ?. Да! Невероятно!.. Может, мисс Шен, вам тоже име­ет смысл поесть немного мармелада, когда у вас снова заболит голова?

ЛОТТА. Спасибо, мисс Фреймер. Вы пока свободны.

ФРЕЙМЕ?. Хорошо, мисс Шен.

Поспешно уходит.

ЛЕТТИС (пьет чай). У вас часто головные боли?

ЛОТТА (продолжает читать). Да, иногда бывает.

ЛЕТТИС. Сочувствую.

ЛОТТА. У всех у нас что-то.

ЛЕТТИС. Ваша помощница, быть может, права. То, что облег­чало состояние королеве Марии, может помочь и вам.

ЛОТТА. Не исключаю.

ЛЕТТИС. Что это за письмо? Не то, где говорится, что я словно пылающим факелом освещаю корридоры прошлого?

ЛОТТА. Нет, это от дамы в зеленом свитере.

ЛЕТТИС. А-а.

ЛОТТА (читает вслух). "Дорогая мисс, я - та самая женщина в зеленом свитере, которой вы в прошлую среду рассказывали все про портрет мальчика с венком из листьев на голове. Было зах­ватывающе интересно узнать правду об этой картине, если бы я не спросила вас, я бы никогда не узнала жуткую историю про мо­лодого наследника, которого умертвил дядя, надев ему гирлянду из ягодных трав. Я бы вообще не знала, что можно убить кого-то таким способом - сквозь череп. И как остроумно вы напомнили мне о ужасающей смерти в "Гамлете", где короля отравили через уши. Это лишь доказывает, что Шекспир первым придумал все..."

Пауза. Мттис смотрит на нее с извинякшрй улыбкой.

ЛЕТТИС. Но ведь ваше заведение и само признает, что смерть этого мальчика была загадочной.

ЛОТТА. Вы же сами должны понимать - так не годится, ниче­го из этого не годится. Я уже сказала - у нас не театр. Если бы вы были драматургом, у вас были бы законные основания сто­ять возле этого вашего блюдечка и ждать, пока оно наполнится за все ваши вымыслы, кое-кому - хотя мне это, видит Бог не по­нятно, кое-кому это не только позволяется, но их за это еще и хвалят Однако экскурсоводам мы платим не за фантазию. В его устах все эти рассказии обыкновенное надувательство.

ЛЕТТИС. Не могу согласиться со словами "Обыкновенное". Я никогда и ничего не делала обыкновенного!

ЛОТТА. Ложь есть ложь. И в этом заведении она не найдет поддержки. И давайте больше не будем об этом.

ЛЕТТИС. Прочитайте-ка еще одно письмо. Вот это, в голубом конверте. Мне пишет режиссер из королевского шекспировского театра. По его словам: "Дух фантазии витает в воздухе, стоит мне только открыть рот".

ЛОТТА. В том-то и ужас.

ЛЕТТИС. Почему ужас?

ЛОТТА. Прошу вас!.. Я сыта по горло.

ЛЕТТИС. Ну да! Конечно! Я вас понимаю! Мы живем в стране, где ценится лишь все обыкновенное "просто". Обыкновенные экскурсоводы. Обыкновенные люди. Обыкновенные события. Я прек­расно понимаю!

ЛОТТА. Мисс Дуффе, позвольте мне быть откровенной. (Пау­за. ) Нет никакой возможности оправдать ваше дальнейшее пребы­вание у нас на работе.

Долгая пауза.

ЛЕТТИС. Так. Приговорили.

ЛОТТА. К сожалению, вы не годитесь для такой работы. ЛЕТТИС. С какого момента уволена? ЛОТТА. Немедленно, я думаю так будет лучше всего. ЛЕТТИС. Я бы могла закончить летний сезон. Ведь осталось не так уж долго.

ЛОТТА. Принимая во внимание все обстоятельства, вам лучше уйти сейчас.

ЛЕТТИС. Понятно. М-да. Хорошо. Да. Конечно... Так в самом деле милосерднее, не могу согласиться. Надо предать забвению.

ЛОТТА. Прошу вас, мисс Дуффе!

ЛЕТТИС. Нет-нет, вы по-своему безжалостны и милосердны. Вы не оставляете, в отличии от некоторых тиранов, узника в томлении, в ложной надежде на помилование. Прочь отправить его на смерть - окончательный приговор, обжалованию не подлежит! Благодарю вас!

ЛОТТА (в раздражении). О, ради всего святого! Неужели нельзя хотя ы на минуту отказаться от этого театра? В конце концов вы просто пойдете работать в какое-нибудь другое место.

ЛЕТТИС (вдруг вскрикивая). Правда?.. Пойду?.. А где, по-вашему, я найду работу - в мои-то годы?

Долгая пауза.

ЛОТТА. Ну, я дам вам рекомендацию.

ЛЕТТИС. Не надо, прошу вас. Мне бы не хотелось заставлять вас лгать ради меня.

ЛОТТА. Я не буду лгать, мисс Дуффе. Без сомнения, можно что-нибудь придумать.

ЛЕТТИС. Это не ваш конек, мисс Шен, - что-то придумывать. Сейчас от вас исходит некая серая цельность. Прошу вас, не пы­тайтесь осквернить ее цветом.

ЛОТТА (сквозь зубы). Вы не справедливы. Вы совершенно не справедливы. Совершенно.

ЛЕТТИС (вставая). Я влилась в ряды безработных. Справед­ливость - не самое замечательное из ваших качеств.

Лотта нажимает на кнопку звонка. Мы тоже слышим его.

Ухожу от вас, но прежде - поделюсь правдивой историей, касающейся цвета. Если хотите, проверьте в книгах, так ли это. Вы знаете, как вела себя королева шотландская перед казнью?

ЛОТТА. Надеюсь, не устраивала театра?

ЛЕТТИС. Вовсе нет. Даже наоборот. Жертвам полагалось на эшафоте снимать верхнюю одежду, дабы не запачкать ее кровью.

Входит мисс Фреймер. Леттис продолжает рассказывать, об­ращаясь так же к ней.

Королева Мария взошла на эшафот вся в черном. Ее прислуж­ницы сняли с нее плащ... как вы думаете, что оказалось под ним?

ЛОТТА. Ума не приложу.

ЛЕТТИС (обращаясь к мисс Фреймер). А по-вашему?

Та бессильно мотает головой: не знаю! Леттис начинает расстегивать свой плащ,

Все-изменилось вмиг: под черным плащем оказалось одеяние прилюбодеяния, в котором ее обвенчали. Цвета мучительства и цвета вызова - цвета крови./ Да! Все ахнули потрясенные. Все взирали с невольным восхищение как на чудо, на то, как эта хрупка женщина согбенная многолетним заключение, как будто сбросила с себя все унижения девятнадцать лет и в полном соз­нании своего достоинства и своей правоты входила в бессмертие! (к Лотте.) И это точный и абсолютно достоверный факт. Прощайте.

Она подхватывает с пола свой плащ и победоносно выходит из конторы.

Лотта Шен смотрит ей вслед очарованно и восхищенно. Мисс Фреймер стоит, вытаращив глаза.

ЗАНАВЕС Конец первого действия

Квартира Леттис Дуффе в полуподвальном помещении в Лондонском районе ЭРЛС КОРТ. Несколько недель спустя.

Войти в эту квартиру (как и во многие другие лондонские дома викторианской эпохи) можно лишь через парадный вход, на­ходящийся на уровне тротуара,, а дальше уже - вни по внутренней лестнице.

Нам видна эта лестница - темная, усланна линолиумом, когда Леттис открывает дверь в свою квартиру. Также видно хо­рошо большое окно в зеркале, в котором можно разглядеть типич­ный, ничем не примечательный дворик, расположенный ниже уровня тротуара, прямо перед домом; дальше - над ним - кусок тротуа-тара с уличным фонарем, а также ступени лестницы, ведущей на­верх, к парадному выходу, а еще - ноги, просто ноги - всех, кто проходит мимо или же направляется в дом. В тот момент ког­да поднимается занавес, видно, как мимо окна проходит какой-то мужчина.

Мебель в доме небогатая, хотя есть несколько любопытных реликвий театрального прошлого, в том числе меч и два трона -один просто деревянный, а другой - позолоченный, на старинной деревянной тележке со старыми деревянными колесами - странная старая воронка из бронзы с четырмя металлическими проушинами вокруг жерла и небольшим отверстием с другой стороны, сквозь которое продет кусок веревки. Прежде этот предмет явно исполь­зовался как-то иначе, а теперь в нем стоят цветы. На стене -яркий плакат, рекламирующий "восхитительную труппу" "Варвары" в самой ужасающей драме Шекспира "Ричард Ш'. В главной роли короля-убийцы - великая звезда английского театра АЛИСА ИВЕНС ДУФФЕ!"

Всего нам видны три двери. Одна ведет в спальню, другая -в кухню, а главная, о которой уже говорилось, будучи распахну­той, открывает вид на лестницу, ведущую с первого этажа вниз. На стене возле двери - переговорное устройство, связывающее с парадным входом.

Вечереет. На позолоченном троне сидит ЛЕТТИС, держа на коленях большую пушистую кошку.

ЛЕТТИС (кошке). Меня зовут Фелина, королева печали. Я позволяю этой служанке держать меня так близко к себе, чтобы она могла еще больше восхищаться мной, глаза мои - цвета расп­лавленного топаза. Немало гордых котов утопились в старом доб­ром Ниле из-за любви к ним. Моя судьба трагична. Я была выгна­на из своего дворца близ низвергающего водопада - и жестоко выброшена в подземную тюрьму на Эрлй Корт Роуд. Я, привыкшая к лангустам и нумидийским молюскам, теперь вынуждена питаться убогой пищей из консервных банок, - все эти "Вискас" и "Го­рестные глотки".

В окне появляются ноги Шарлотты Шен, проходят мимо и под­нимаются по лестнице к парадной двери.

Неважно, я все переживу - а когда придет мое время, весь мир станет свидетелем моего триумфального восшествия на престол! Тогда погибнут все, кто наносил мне раны, - мы выца­рапаем глаза из их предательских голов!

Громко звонит зуммер переговорного устройства. Лэттис испуганно вздрагивает.

Кто это?

Она вскакивает, и, дерха кошку на руках, осторожно выгля­дывает из окна и смотрит на ноги, стоящие возле парадного вхо­да.

(обращаясь к кошке). Как тебе кажется? Грубые ноги, да?.. Злые, поОмоему, те, что отшвыривают кошек... я бы не доверяла им, верно?

Зуммер вновь резко звонит, она вздрагивает. О, господи...

Нервно направляется к переговорному устройству у двери и снимает трубку.

(Говорит в трубку. ) Да?.. Кто это?

Зрители в зале слышат через громкоговоритель.

ЛОТТА (оживленно). Мисс Дуффе?

ЛЕТТИС (тихо). Да.

ЛОТТА. Это я, мисс Шэн.

ЛЕТТИС Кто?

ЛОТТА. Мисс Шен. Из Общества охраны памятников. Помните?

Леттис ошеломлена.

Алло?.. Мисс Дуффе?.. Вы слышите?

ЛЕТТИС (кошке). Это она. Это палач.

Зуммер снова настойчиво звонит.

(в трубку. ) Громче. Ало?

ЛОТТА. Впустите меня, пожалуйста. Мне надо с вами погово­рить.

ЛЕТТИС. Нет! Ни за что!

ЛОТТА. Ну хотя бы на минутку, вы не пожалеете, уверяю вас.

ЛЕТТИС (слабо). Я не желаю... Я правда не хочу.

ЛОТТА. Что вы говорите? Я вас не слышу.

ЛЕТТИС (немного громче). Я не желаю вас видеть. Уходите!

ЛОТТА. Мисс Дуффе, мне действительно очень надо с вами поговорить. Впустите меня, пожалуйста. (Молчание.) Вы слышите меня?

Мы видим, как Лотта, наклонившись, пытается заглянуть в комнату через боковое оконце. Она яростно стучит зонтиком по перилам. Леттис съежившись стоит, прислонившись к стене. Лицо в оконце исчезает и вновь звонит зуммер. Снова, и снова, и снова.

(Повысив голос, резко.) Мисс Дуффе, это глупо! Пожа­луйста, впустите меня сейчас же! Долгий протяжный звонок.) Мисс Дуффе, я требую!

ЛЕТТИС (отчаявшись). Входите, если вам так уж надо! Вниз, в темницу.

Ноги Лотты видны ухе в доме. Леттис стоит с непроницаемым лицом. Ш слышим шаги вниз по лестнице, и вот появляется Лотта.

ЛОТТА. Добрый день! Хорошо, что вы впустили меня (Увидев в руках Летти кошку, вскрикивает.) Ай-ай!

В панике бросается за дверь, наполовину ее прикрывает.

ЛЕТТИС. Что такое?

ЛОТТА. Кошка!

ЛЕТТИС. Ее зовут Фелина.

ЛОТТА. Извините, но я не могу войти. При ней - не могу!

ЛЕТТИС. Почему?

ЛОТТА. У меня аллергия. Так, во всяком случае, говорит доктор. Но я то знаю, что это гораздо серьезнее. Как бы то ни было, войти я не могу.

ЛЕТТИС. Ее можно временно убрать.

ЛОТТА. Буду вам очень признательна.

ЛЕТТИС. Хорошо.

Леттис удалаяется с Фелиной в спальню, и, вернувшись, од­на, закрывает дверь. Лотта осторожно входит в квартиру.

(Холодно.) Я заперла ее в обувной шкаф.

ЛОТТА. Благодарю вас. очень мило с вашей стороны.

ЛЕТТИС. Но не для Фелины. Быть может вы присядите?

Показывает на деревянный трон.

ЛОТТА. Какой необычный стул! Он, вам от матери достался? ЛЕТТИС. Как вы догадались?

/

ЛОТТА. Он больше похож на бутафорский. ЛЕТТИС. Это ее Фальстафовский трон.

Лотта поражение смотрит на нее.

Но вы можете сесть на него (Указывает на позолоченное кресло. } Или, если желаете, сюда.

ЛОТТА. Как-то я не осмеливаюсь. ЛЕТТИС. Я вам разрешаю. ЛОТТА. М-м-м... Спасибо.

Садится в деревянное кресло. Неловкая пауза. Леттис ухо­дит на кухню.

Мисс Дуффе, надеюсь, мой приход не помешал вам? ЛЕТТИС. С чего бы это? Уж здесь то вы, во всяком случае., власти не имеете.

ЛОТТА. Что, простите?

Леттис возвращается с банкой консервов для кошек, открыва­ет ее и накладывает в миску.

ЛЕТТИС. Все, что могли, вы со мной уже сделали. Теперь я уже не в вашей власти.

ЛОТТА. Милочка, я пришла не для того, чтобы что-то делать с вами.

ЛЕТТИС. Не надо. \. Не го^брите так, пожалуйста... Я вам не "милочка". Вообще не\мило'

ЛОТТА. Да это же прос^ выражение такое!

ЛЕТТИС. А я уважаю все, что выражают слова.

ЛОТТА. Я тоже уважаю. Даже хэчень.

ЛЕТТИС. Зачем вы пришли? Позлорадствовать? Посмотреть, до чего я докатилась?

ЛОТТА. Конечно, взглянуть, как вы тут.

ЛЕТТИС. Ну так смотрите же! Зрите!

ЛОТТА. Вы себя нормально чувствуете?

ЛЕТТИС. Не поверю, что вас это интересует.

ЛОТТА. Надеюсь, нашли работу?

ЛЕТТИС. Надеетесь?

ЛОТТА. Конечно. Это наверняка не просто.

ЛЕТТИС. О, да. Особенно в моем случае!

ЛОТТА. Правда?

ЛЕТТИС. Совсем не просто. Это правда. (Холодно.) По-мое­му, последний раз мы с вами виделись месяца два назад?

ЛОТТА. Что-то около этого.

ЛЕТТИС. За это время я работала у одного... Ну, нашла

место в большом универмаге на Оксфорд стрит. в продовольствен­ном отделе, во время недели британского сыра. Надо было оде­вать зеленое платье с кренолинами и розовый чепчик из муслина - и всем предлагать пробовать новый сорт сыра "Мечты Девона". Но я и недели не проработала.

ЛОТТА. Ушла оттуда?

ЛЕТТИС. Меня ушли.

ЛОТА. Жаль. А почему, если не секрет?

ЛЕТТИС. Надо было говорить такой рекламный текст, что просто позор!

ЛОТТА. И вы принялись его улучшать?

ЛЕТТИС. Естественно. В конце концов, сколько раз на дню можно повторять: "Попробуйте "Мечту Девона". Острая новая сыр­ная сенсация". Есть же предел абсурда, даже когда речь идет о хлебе насущном.

Она уносит в спальню миску с едой для кошки. Громкое мяу­канье вновь обращает Лотту в бегство за дверь. Леттис вовзра-щается и с удивлением обнаруживает,, что Лотта на лестнице. Леттис закрывает дверь в спальню, и Лотта осторожно возвраща­ется и садится в кресло.

ЛОТТА. Мисс Дуффе.. Пора к делу: после того, как мы расстались, у меня словно камень на сердце.

ЛЕТТИС (а-олодяо). Неужели?

ЛОТТА. Понимаю, как нелегко вам - найти работу любого профиля, не говоря уж о том, чтобы по вкусу. 77 Я все время ду­мала о вас.

ЛЕТТИС. Очень интересно!

ЛОТТА. Интересно?

ЛЕТТИС. Столкнуть человека в канаву, а потом изображать будто пытаешься спасти его. Угрызения совести - говорила мама -бессмысленное чувство.

ЛОТТА (натянуто). Не в том дело, уверяю вас. Я была абсо­лютно права, поступив так, как поступила. Я бы и теперь посту­пила точно так же. И все же.. по-дружески... - я не забыла вас. Вот все что я хотела сказать. Если вас это интересует. Я нашла для вас работу, которая может быть вам по душе. Могу я продолжать?

ЛЕТТИС (гак же натянуто). Как вам будет угодно.

ЛОТТА. По соседству со мной живут супруги, которые устра­ивают поездки для туристов на речных трамваях. Я поговорила с ними, им ужасно нужны помощники, - люди, - любящие историю, особенно все, что касается Темзы. Я сказала им, что знаю имен­но такого человека. И, конечно, вы должны поклясться мне, что ни чем , ни на йоту не будете откланяться от исторической истины... (Пауза.) Жалование не слишком большое, но бывают ча­евые, - на этот раз законно разрешенные начальством. И, понят­но, отблагодарить вас могут щедро. Я составила на бланке наше­го Общества рекомендацию, которая может произвести впечатление на моих друзей - а в будущем, быть может, и на других работо­дателей тоже... Не откажитесь взглянуть.

ЛЕТТИС. Если не откажитесь показать.

Лотта вынимает из сумки письмо и подает его Леттис.

ЛЕТТИС (читает вслух). "Рекомендация для мисс Дуффе. ра­ботая экскурсоводом Общества охраны памятников, мисс Дуффе за­воевала популярность среди многих посетителей. В последнее время они высказывали особенно высокую оценку ее своеобразной манеры изложения, присылая письма с выражением своей благодар­ности. Помимо широких познаний в истории, мисс Дуффе отлича­ется уникальной особенностью: рассказывать о событиях с боль­шой фантазией. Это - гарантия того, что любая экскурсия, кото­рую она ведет, становится действительно незабываемым событием. .. "

Долгая пауза. Леттис тронута до слез.

ЛЕТТИС. Я этого не заслужила.

ЛОТТА. Бросьте.

ЛЕТТИС. Нет-нет, правда!.. Яне... (все больше расстраи­ваясь) Я - я ответила на ваше доверие таким безрассудством... А вы вознаграждаете меня, это слишком... Вы... вы очень добры. Да. Вы самая добрая... Добрая... Самая-самая добрая... доб­рая. .. О, господи!

Не в силах больше сдерживать слезы.

ЛОТТА (испуганно). Ну что вы! Прошу вас, мисс Дуффе!

ЛЕТТИС. Клянусь. 7 Я клянусь вам... если я только буду там работать, ни на слог не откланюсь от прописных истин... Буду читать и читать, без конца. Запомню все известные сведения о Темзе. Ни на йоту не отступлюсь от них - ни на буквочку, ни на запятую! Ни на йоту!

ЛОТТА ('в смущении). Ну что вы, мисс Дуффе!

ЛЕТТИС (хватает бутафорский меч на вытянутых руках). Кля­нусь!. . Ни одной больше жалобы на меня, никогда! Ни единой... Ни единой... Ни единой... (Слезы душат ее еще сильнее., чем прежде. Лотту пугает такая сила чувств).

ЛОТТА. О, прошу вас!... Пожалуйста... Не в самом деле, мисс Дуффе! Умолю вас! Пожалуйста! Совсем не нужно так... Я же рада вам помочь!... Да что вы! Ну в самом деле, уверяю вас!... (Отчаявшись,, под неперестайное рыдание.) Может, у вас есть чашка чая? Было бы так хорошо! Чашка крепкого горячего чая?.. Или кофе! Как хорошо бы кофе... Или кока-колу! Признаться, я так люблю кока-колу!

Леттис перестает рыдать и в недоумении смотрит на нее. ЛОТТА. Но у вас, конечно, ничего нет, да? Леттис мотает головой: "Нет".

Ну что ж, дайте что угодно. Стакан простой воды - тоже будет неплохо.

ЛЕТТИС (приходя в себя). Нет! Квеф!

ЛОТТА. Что-что?

ЛЕТТИС. Квнф! Так называется. Вы должны попробовать квеф.

ЛОТТА. А что это?

ЛЕТТИС. Это то, что надо!... Как раз для такого случая!

ЛОТТА. Квеф?

ЛЕТТИС. Моя наливка. Шестнадцатый век!... Одно из самых больших увлечений - еда и питье тюдоровской поры. Вы не откажи­тесь? Вы не откажитесь, а? Как я была бы счастлива, если бы вы отважились!.. Разрешите сне угостить вас?!

ЛОТТА (нервничая). Право не знЕио... Я вообще почти не пью.

ЛЕТТИС. О, пожалуйста, не отказывайтесь! Вам надо попро­бовать! Он так вдохновляет! Когда я одна, то боюсь даже ка­пельку отхлебнуть - меня тотчас переполняют песни и фанта­зия! ... Скажите: "Да" - прошу вас!

ЛОТТА. Хорошо, но только капельку.

ЛЕТТИС. Сейчас принесу. (Взволнованная, она бросается на кухню). Он стоял на кухне, никем не испробованный с давних пор.. 7 Мы будем пить его из кубков. У меня есть два замеча­тельных кубка из "Генриха ЗУ" и снимите пальто. Умоляю.

ЛОТТА. Спасибо.

Леттис исчезает. Лотта снимает пальто, нам слышно, как Леттис напевает на кухне высоким голосом из "Отелло": "Ударим, ударим в бокалы!" Она появляется снова, неся поднос с двумя театральными бокалами, украшенными бутафорским драгоценными камнями, и бутылкой прозрачного ликера.

ЛЕТТИС. Вот... Наполним до краев!

Она ставит поднос и предлагает бокал Лотте, которая берет бутылку и осторожно наливает.

Нет-нет, прошу еще! Нужно не цедить по капельке, а низ­вергать как водопад! Вот так лучше. А теперь выпьем залпом. За вас!.. Конечно, вы не можете пить сама за себя, поэтому можете слыхать так: "За мисс Шен - великолепную подругу!"

Она пьет залпом, глотая с наслаждением.

ЛОТТА. Теперь моя очередь. "За мисс Дуффе, которая меня так изумила!"

ЛЕТТИС. О, это очень мило.

Лотта пьет залпом, тоже с наслаждаясь его прелестью. Лет-тис счастлива.

ЛЕТТИС. Возвышает, не правда ли?

ЛОТТА. Да, несомненно. Конечно... А что это такое? ЛЕТТИС. Удовольствие, которое дарит этот напиток одновременно древесного и словестного свойства. Это моя маленькая шутка. Я наверное кажусь вам очень странной.

ЛОТТА. Я думаю, что это совсем не плохо.

ЛЕТТИС. Повторим?

ЛОТТА. Стоит?

ЛЕТТИС. Конечно! Одного раза всегда не хватает.

ЛОТТА. Ну что ж хорошо, но только не так быстро - глотка­ми, а не залпом.

ЛЕТТИС. Если вам так больше нравится.

ЛОТТА. Как ваше имя?

ЛЕТТИС. Летиция.

ЛОТТА. Какое милое имя.

ЛЕТТИС. По латыни это значит - Радость. Веселье, Лико­ванье. Как имя, я думаю сойдет.

ЛОТТА. Конечно! За Летицию.

ЛЕТТИС (тихо). Спасибо... А ваше? Нет, не отвечайте. Поз­вольте мне на этот раз поиграть в интервыотера, вопросы, от­веты: вы будете отвечать?

ЛОТТА. Эта идея не кажется мне удачной.

ЛЕТТИС. Почему нет? Ведь это игра! Представьте, что вы ищите работу, а я сотрудница. Я сижу за огромным письменным столом, на котором разложены сведения о разных запросах на ра­боту. Ни для одного из них вы не подходите. Во всяком случае он так считают. (Суровым голосом). Садитесь, пожалуйста, мисс - э-э Шен, не так ли?

ЛОТТА. Верно.

Она садится тоже, со строгим видом, они сидят лицом друг к другу на других тронах.

ЛЕТТИС. Ваше имя? ЛОТТА. Шарлотта.

ЛЕТТИС. Шарлотта Шен. Вряд ли это английское имя. ЛОТТА. Нет, мой отец был немцем. ЛЕТТИС. Но ваша мать была англичанкой? ЛОТТА. Верно.

ЛЕТТИС. Из знатного рода йоменов?

ЛОТТА. Этого я не знаю. Она работала в министерстве внут­ренних дел.

ЛЕТТИС. А ваш отец? Где он работал?

ЛОТТА. Он был издателем книг по искусству "Персеус пресс".

ЛЕТТИС. О боже! Он был его владельцем?

ЛОТТА. Вы знаете это издательство?

ЛЕТТИС. Очень хорошо! Они восхитительны, книги Персеуса! Особенно одна, про Барокко, совершенно изысканная. Можно просто умереть от восхищения.

ЛОТТА. Оставить.

ЛЕТТИС. Неправильно?

ЛОТТА. Ну конечно! Работники по найму не умирают от восхищения.

ЛЕТТИС. Полагаю, нет.

ЛОТТА. Вы должны играть немного более сдержанно.

ЛЕТТИС. Как это глупо с моей стороны! Простите меня... (Она снова распрашивает.) Какое у вас образование?

ЛОТТА. Школа святого Павла для девочек. Затем политехни­кум на Ридженси стрит, архитектурное отделение.

ЛЕТТИС. Вы изучали архитектуру?

ЛОТТА. Да.

ЛЕТТИС. И получили диплом?

ЛОТТА. К сожалению нет. Моя мать сбежала с кем-то из ее учреждения. После этого мой отец заболел и очень нуждался в соей помощи. Дело было продано за бесценок. Мы переехали из большого дома в Кенсигтоне в маленькую квартирку в Пугни. Я все больше и больше становилась ему нужна как сиделка.

ЛЕТТИС. Как это грустно.

ЛОТТА. Нисколько. Он стоил того. Он подарил мне необыкно­венное детство. В окружении книг по искусству всех культур! У нас была гигантская библиотека, в которой я буквально жила. С одной стороны ее было огромное окно из цветного стекла - изум­рудно-золотого.

ЛЕТТИС. Как красиво!

ЛОТТА. Оно еще сохранилось. На прошлой неделе я проходила мимо, и из него выглядывала девушка с наголо выбритой головой, лишь три клока волос зеленого цвета, стоящих прямо, как моро­женое в стаканчике.

ЛЕТТИС. Это понравилось бы Марии Антуанетте.

ЛОТТА. Понравилось бы?

ЛЕТТИС. О, да! Она сама любила носить самые замысловатые прически. Огромные корабли на якорях в море взмывающих локо­нов. .. Я не придумываю.

Лотта строго смотрит на нее.

ЛОТТА. Надеюсь, вы не из таких людей, кто во всем видит хорошее - даже в самом нелепом.

ЛЕТТИС. Как добрые христиане мы несомненно должны во все найти что-то хорошее.

ЛОТТА. Я не добрая христианка и единственно добро, кото­рое я вижу - это красота... Мир становится все безобразнее, вот, что для меня вполне очевидно. Бывало мне нравились стены домов, украшенные лепкой кремового цвета, столь характерной для Лондона. Теперь они изуродованы всякими лозунгами. На од­них написано: "Вздернем проклятого папу Римского!" На других -"Долой проклятых протестантов!"


ЛЕТТИС. Я не мог все на итальянском.

ЛОТТА. Я бы не с.прочесть надписи у нас на стенах. Они

лшком переживала по этому поводу. Уверена, что они тоже призывают вздернуть кого-нибудь еще.

ЛЕТТИС. Я знаю только, что все они сделаны мистером Пач-мани.

ЛОТТА. Кто это?

ЛЕТТИС. Мой сосей сверху, очевидно, политический конспи­ратор. .. Я только знаю, что по ночам он потихоньку выходит с ведром краски и кистью, выискивая новые стены для того, чтобы их испортить.

ЛОТТА. В его стране за это отрубили бы руки. Видимо нам следует делать то же самое.

ЛЕТТИС. (восхифнно). Мавр Арон взмахивает топором - и рука пачкуна навсегда становится бессильной! Я всегда считала, что на лбах преступников следует писать несмываемой краской: "Вандал". Но ваше предложение куда смелее.

ЛОТТА. Весь город просто битком набит фанатиками со всего земного шара. Не пора ли и нам стать немного фанатиками в этой связи. В прошлой эпохе люди этого бы не потерпели. Но у них была отвага. Сейчас отвага нас покинула. Просто все стало обыкновенным. Обыкновенные люди! Только они и остались. Серые посредственности! Это хуже всего! Вон то, чем мы с вами не

должны стать ни в коме случае. Впрочем, вам эта опасность не грозит.

ЛЕТТИС. Признаки?

ЛОТТА. Эти, так называемые интеллигентные дамы, живущие
прошлым и ломающие \зебе руки в отчаянии. Моя контора полна
ими. Целыми днями \только и делают, что ломают руки. "Этот
ужасный век!" Им бы (следовало торговать подушечками и кружева­
ми в наших сувенирных\ лавках. Или чайными полотенцами из тюдо­
ровских особняков!.. \Я сама устала с этим бороться. Все эти
компьютеры и прочие современные штучки. А как вы к этому от­
носитесь? \

ЛЕТТИС. Должна признаться, я в этом не разбираюсь. Меня не привлекают самые современные штучки. Я предпочитаю мир руч­ной работы. Мир квефа и беседы.

ЛОТТА (начиная ощущать его влияние). Ну, я должна приз­нать, что квеф действительно хорош, - и ведь однажды его кто-то создал.

ЛЕТТИС. Ну, за вас.

Она поднимает бокал за Лотту, которая отвечает ей тем ж?.

ЛОТТА (строго). Он действительно шестнадцатого века? В это трудно поверить.

ЛЕТТИС. Имитация. Моя. Моего собственного производства. "Вещество и колдовство!"

ЛОТТА. Одно могу сказать - он ужасно крепкий.

ЛЕТТИС. Естественно. У наших предков были крепкие желуд­ки. Помните Фольстафа? Он не был обыкновенностью, не так ли?.. Он был абсолютным антиподом обыкновенности. Давайте выпьем за него! За моего любимого персонажа во всей драматургии!

ЛОТТА. Серьезно?

ЛЕТТИС. Конечно! Человек весом в тонну, жирный, как масло! А кто ваш?

ЛОТТА. Кажется, я говорила вам, что не разделяю ваше пристрастие к драме. Фактически, я ее презираю. Однако он восхищает мужеством. Итак - за Фольстафа!

ЛЕТТИС. За Фольстафа! За старого распутника!

Лотта кажется встревоженной, обе пьют.

ЛОТТА. Ваша мать действительно сама играла эту роль.

ЛЕТТИС. Много раз! После Ричарда Ш это была ее самая удачная роль! В сущности, у нее для обоих был один и тот же костюм, она просто перекладывала подушку, которую использовала как горб, со спины на живот. (Похлопывая себя по животу, гром­ко-гласным голосом.) "Эй, там! Мисбисс проворность! Эй!".. Это было в высшей степени убедительно. Помню, у нее были велико­лепные седые бакенбарды. А ее щеки, бывало, загорались румян­цем, как сигнальные огни на океанском лайнере.

ЛОТТА. Очевидно, в них не было ни грани посредственности. К тому же, еще раз, какой у нее был девиз?

ЛЕТТИС. "Освободить - одушевить - озарить!"

ЛОТТА. Восхититель!.. За вашу мать!

Она пьет.

ЛЕТТИС (довольна). Спасибо.

ЛОТТА. Кстати, она еще выступает в театре?

ЛЕТТИС. О, нет. Она умерла от сердечного приступа шесть лет назад - на сцене, играя Марка Антония в "Юлии Цезаре". Она всегда слишком волновалась в сцене форума... Однако, она скон­чалась, как хотела, на своем посту. Она, бывало, говорила: "Когда придет мой час, я хочу умереть мгновенно. Все эти гряз­ные французские богодельни не для меня. " Скажите, а ваш отец тоже умер?

ЛОТТА. О, да.

ЛЕТТИС. Как бы то ни было, я пью за него!.. Убеждена, что ен не походил, ла -этих ваших призраков.

ЛОТТА. К сожалению вы ошиблись^ моя дорогая. Чего я боюсь - это именно того, что он был. Или по меньшей мере стал... Это постоянно г в самом делвт-[0н прибыл в Дрездена как эмигрант. Он часто говорил, что это самый прекрасный город на всем земном шаре. Затем в войну Аллис сжег его до тла. Он никогда не мог с этим свыкнуться. Он буквально умер вместе с Европой.

ЛЕТТИС. С Европой?

ЛОТТА. Единственное, что поддерживало его - это его лю­бовь к Европе. Я имею в виду реальные постройки. Города и де­ревни пяти столетий. Фактически, все было разрушено в пять лет... (Пауза.) Он считал, что рожденные после 1940 года не имеют подлинного представления о том, что такое изобразитель­ная культура, - и никогда не будет иметь.

ЛЕТТИС. О как верно! Как совершенно верно!.. Жаль, я его не знала.

ЛОТТА. Я чудачка - и это все, что я сейчас из себя представляю. У меня его болезнь, единственное достоинство... Я интересуюсь - я действительно итересуюсь зданиями больше, чем их обитателями. Когда я представляю пылающий Дрезден, все, что я вижу - это изысканные барочные формы - купола, фронтоны, зо­лотые херувиму, - сгорающие в пламени. Не людей вовсе, а прек­расные строения, исчезающие навсегда.. Я идолопоклонник. Так меня назвал мой приятель, и он был прав... Если бы я могла спасти великий барочный город или его людей, я всегда бы выб­рала город. Люди приходят снова - города - никогда.

ЛЕТТИС. А о ком это вы сказали - ваш друг? е^-

ЛОТТА. Сокурсник по политехникуму. Джим Макинтош. Промыш­ленный химик. Совершенно необычайной красоты.

ЛЕТТИС (любезно наливая в бокал Лотты енр квефа). Редкий случай, я бы сказала. Они обычно не боль-то отличаются красо­той, эти химики.

ЛОТТА. Я никогда об этом по-настоящему не думала. У него были волосы чисто золотого цвета. Когда я впервые увидела его, я подумала, что они крашенные - такими поразительно светлыми они были, - но он их не красил. Он был известен в колледже как белокурый красавчик.. и правда, очень точно. Мы без конца ходи­ли вместе по городу, наблюдая, как его разрушают. Это была во истину эра разрушения - конец пнтидьинтых. и шестидесятые.\^=-.

алюнечном ечет-в^-— .англичане разрушают Лондон - _ не__ немцы: — Отовсюду прибывали цедые-^бригады раби чиа , кру шащшЕ-нвше

Целые ряды георгиевских зданий с грохотом

валились на землю. Я и сейчас, кажется, вижу те огромные же­лезные шары, сокрушающие эти. . . ударяющие по элегантным фаса­дам - улица за улицей! Все эти веерообразные окна разбивались вдребезги - очаровательные маленькие дверцы - удивительно гар­моничные окна - разбивались - разбивались - разбивались! И никто не останавливал этого. Это все равно, что бить самого себя. Однажды мы наблюдали это, меня просто вырвало на улице. Тогда я сказала ему: "Сделай это".

ЛЕТТИС. Что сделай?

ЛОТТА. Ничего. Я слишком разболталась. Эта штука сильно развязывает язык.

Ояа со звоном ставит бокал.

ЛЕТТИС. Прошу, продолжайте. О чем вы сказали - "Сделай это"?

Яауза.

ЛОТТА. Нечто такое, о чем у нас шла ре"Ьь раньше. Стоя од­нажды вечером на Южной набережной возле здания артелле-ристов. . . Оно было почти достроено - гигантская мертвящая сила бездействия. Бездействия и безразличия! Помню, я была так рассержена, глядя на него, что сказала: "Людей, которые возве­ли его, следовало бы публично повесить за растление обществен­ного воображения".

ЛЕТТИС. Браво!

ЛОТТА. И тогда я сказала ему: "Почему все бомбы обычно валятся на красоту? Почему ни одна не упадет на уродство - хо­тя бы из чувства протеста? Как свидетельство того, что хоть у кого-то еще есть глаза?"

ЛЕТТИС. О, боже!

ЛОТТА. Мы все вынуждены жить рядом с этим. Должны вечн это теперь. Почему мы такие бесхарактерные?. . если нас действительно что-то волнует, мы должны это взрывать! (Все больше и больше возбуждаясь. ) Мы должны идти и тайно разрушать подобные уродства! Все эти опухоли, где бы мы ни увидели их! Где бы не увидели их! Мы должны их разрушать! Мы должны взры­вать такие здания, как только их построят, чтобы архитекторы боялись возводить их, - нет, нет - чтобы архитекторы боялись их проектировать! Следовало бы заявить об этом всему миру, чтоб все знали! Я говорила, что надо назвать себя ООН - Отря­дом Отрицания Некрасивого. Л

Леттис аплодирует. Джим только взглянул на меня - его глаза сияли. В его жилах текла шотландская кровь. И знаете, что он тогда сказал? "Бомбу очень легко сделать".

Долгая пауза, во время которой Леттис торжественно вруча­ет Лотта кувшин. Лотта наливает себе полный бокал другого на­питка и выпивает его до дна.

ЛЕТТИС (затаив дыхание). А дальше?

ЛОТТА. Вот тогда-то я и сказала: "Сделай это", - и он сдела.

ЛЕТТИС. Сделал бомбу?

ЛОТТА. Две. По одной на каждое крыло здания артелле-ристов. У него были выдающиеся способности к науке. Пока он делал их, я изучала положение дел на стройплощадке. Вы не по­верите, до чего легко было до времени терроризма проникнуть в строящееся здание. Все, что требовалось, это кепка и рабочая спецодежда, и - в моем случае фальшивые усы.

ЛЕТТИС. (восхищенно). Вы оделись под рабочего?

ЛОТТА. Именно. Я выглядела весьма убедительно. Джим еще и еще раз объяснял мне, как приводится в действие моя бомба, а затем, спрятав их в чемоданчик с инструментами: мы сели с ним разные такси. Я взяла себе правое крыло, он - левое. Это отра­жало наши политические взгляды. Мы решили положить их в убор­ные на первом этаже. Они должны были взорваться одновременно -в четыре часа утра, задолго до того, как кто-либо придет на работу. ( Пауза. )

^ ЛЕТТИС. И?

ЛОТТА (неловко себя чувствуя). Ну... Он подложил свою бомбу в здание, ая- нет. . . В самый последний момент я испу­галась. Вместо этого я бросила бомбу в реку, с моста Ватерлоо. На следующее утра, лежа в постели, мы вместе слушали новости. Ни о каком взрыве ничего не говорили. Ни в шесть, ни в семь, ни в восемь. Его бомба явно не сработала, мы оказались в самом ужасном положении! Рабочие будут находиться там весь день -что, если взрыв произойдет, когда там будут люди?. . Он сказал, что мы должны туда вернуться и вытащить их оттуда. И тогда я должна была признаться, что вытаскивать надо одну бомбу. Он ничего не сказал. Просто сразу пошел за ней - принес ее обрат­но домой. Он разобрал ее при мне прямо на кухонном столе абсолютно молча. Он уничтожил не только бомбу.

ЛЕТТИС. Что вы имеете ввиду?

ЛОТТА. Ниши отношения. Он их уничтожил. Он смотрел на ме­ня с полнейшим презрением. Словно я предала его. В сущности так оно и было.

ЛЕТТИС. Нет!

ЛОТТА. Именно так! Я все это придумала, а потом без его ведома, вышла из игры. Если бы что-нибудь случилось, ему приш­лось бы взять всю вину на себя... После этого мы расстались.

ЛЕТТИС. Как жалко.

ЛОТТА (протестующе). Мне было страшно... Я не хотела, чтобы меня поймали!

ЛЕТТИС. Конечно! Это понятно... Он должен был это понять!

ЛОТТА (резко). Чушь? Почему он должен был понять? Я поступила малодушно, и вполне заслужила то, что получилось... вполне.

Пауза. Лотта смотрит свирепо.

ЛЕТТИС. А где он сейчас? Вы когда-нибудь встречали его?

ЛОТТА. Он нашел работу за границей. И что самое смешное -артеллерийской компании. Полная деградация, по-моему. Он был для этого слишком незауряден. (Пауза.) В итоге мы оба растра­тили себя впустую.

ЛЕТТИС. Это неправда.

ЛОТТА. Совершенно впустую.

ЛЕТТИС. Почему? У вас прекрасная работа! Об этом можно только мечтать!.. Я знаю, вы могли бы стать архитектором - но вам просто не повезло. Вы были вынуждены оставить учебу из-за отца.

ЛОТТА, (ожесточенно). Не это было тому причиной. После того, как Джим уехал, я потеряла всякий интерес - и провали­лась на экзаменах.

ЛЕТТИС. О, боже.

ЛОТТА. В этом мире каждый получает по заслугам. Я получи­ла стол.

ЛЕТТИС. Стол?

ЛОТТА. За которым я теперь сижу. Среди-привидений... Стол бездействия.

ЛЕТТИС. Это не так. Вы вершите дела!

ЛОТТА. Нанимаю и увольняю. Какая смелость!

ЛЕТТИС. Вы слишком суровы к себе.

ЛОТТА (резко). Оставим это! Говорить это не имеет смысла. Понятия не имею, что это я вдруг начала. Все это было сто лет назад, просто стыдно.

ЛЕТТИС. Нет!

ЛОТТА. Глупо, опасно и ребячество, никогда бы вам не рассказала, ели бы этот ваш напиток не лишил меня разума.

Она пристально смотрит на Леттис.

ЛЕТТИС. Я тоже когда-то делала бомбу.

ЛОТТА. Что вы говорите?

ЛЕТТИС. Правда, театральную, для театра моей матери. Шик основным занятием были петарды. Вы знаете,что это такое - пе­тарда?

ЛОТТА. Это мина. Я слышала такое выражение: "Подорваться на собственной мине". Что и произошло со мной и весьма успеш­но. Мне всегда казалось, что петарда похожа на копье.

ЛЕТТИС. О, нет. Это елизаветинское устройство. Применя­лось при осадах для разрушения стен. (Показывая на металли­ческую вазу для цветов, стоящую на тележке). Вот оно.

ЛОТТА (изумленно). Это?

ЛЕТТИС. Настоящее взрывное устройство. Они встречаются очень редко. Даже в лондонском театре ни одного нет... Я нашла его на рынке в Вергерасе.

ЛОТТА. Как же вы узнали, что это оно?

ЛЕТТИС. Я специалист по елизаветинскому оружию. Это еще одна моя страсть, ^бывало, я читала импровизированные лекции в королевском арсенале, когда была там хранительницей - но сол­даты охраны выразили протест. Хранителям, кажется, не разреша­ется обращаться прямо к публике - и поэтому я оттуда ушла. Я не собиралась просто стоять в подержанной полицейской форме и следить, чтобы люде не воровали оружие государства... (Она подходит к петарде.) Эта тележка, конечно, лишь подделка, сде­ланная для театра. На самом деле, как вы понимаете, оружие следует класть по-другому - чтобы дуло его поворачивалось эти­ми зажимами к стене, которую вы хотите взорвать. Оно должно быть набито порохо^ и запечатано воском - примерно так, как консервируют джем. На сцене, конечно, мы использовали только фейерверки, но тем не ""менее они производили потрясающий эффект - особенно в "Генрихе 1Д". Девушки, игравшие солдат, обожали устраивать взрывы. \

ЛОТТА. По-моему, это очень опасно.

ЛЕТТИС. О, настоящая петарда - просто смертельное оружие. Она для этого и предназначалась. Вспомните толщину дворцовых стен. Воронка в глубине - для взрывателя, взрывной шнур пропи­тывали селитрой, поджигали - и тогда спасайте свою жизнь, бе­гите, - иначе попадете под собственную мину.

ЛОТТА. Вы действительно специалист.

ЛЕТТИС. Конечно. Кстати, слово "петарда" произошло от французского "Петер", означающего "издавать неприличный звук".

Вначале Лотта смеется.

ЛОТТА. Начинены информацией, как настоящая петарда поро­хом.

ЛЕТТИС. О - какой замечательный каламбур!

ЛОТТА. О, благодарю вас... Ну... Я действительно должна сейчас идти. Все было потрясающе. (Собирает свои вещи.) Желаю вам удачи на туристическом катере -и если вам что-нибудь пона­добится, не стесняйтесь, звоните.

Она встряхивает головой.

О Боже мой!

ЛЕТТИС. Что случилось?

ЛОТТА. Ничего. Все нормально.

ЛЕТТИС. Головная боль?

ЛОТТА. Нет! Я просто выпила слишком много ваших напитков.

ЛЕТТИС. О, боже!

ЛОТТА. Все будет в полном порядке, как только я немножкс поем.

ЛЕТТИС. Давайте я вас чем-нибудь покормлю. Я могу вам мо­ментально сделать тензи. Это средневековый омлет.

ЛОТТА (вскрикивая.). О, ради бога не надо.

Она достает пузырек одеколона., капает немного на свой носовой платок и прикладывает его к вискам.

Только скажите мне, из чего же все-таки вы сделали это зелье.. и без шуточек, пожалуйста.

ЛЕТТИС. Ничего опасного, уверяю вас. Только мед, водка, сахар и лавидж.

ЛОТТА. Лавидж? Что это?

ЛЕТТИС. Лавидж. Трава. Ее название происходит от слов "любовь" и АСНЕ" - средневекового слова, обозначающего невз­рачность.

Пауза. Лотта смотрит на Леттис. Она одевает пальто.

ЛОТТА. Вы в самом деле уникальный человек, Леттис/не хо­тите ли вы пообедать со мной?... Я член клуба Палландьян. Он объединяет людей, которые по профессии связаны с архитектурой. Пища там очень простая, но есть одно преимущество - это очень близко отсюда, в голландском парке.

ЛЕТТИС (ошеломленная). Ну - я просто не знаю что сказать. Это было бы замечательно. Действительно, замечательно... Если вы хотите того.

ЛОТТА. Если бы я не хотела, я бы не предлагала.

ЛЕТТИС. Я - у меня даже нет подходящего платья.

ЛОТТА. В данном случае это совершенно не важно.

ЛЕТТИС. Я могу одеть сверху мой плащ. Он черный, и, как говорят, вполне приличный.

ЛОТТА. Ваш плащ для королевы Марии шотландской?

ЛЕТТИС. Да.

ЛОТТА. Должна сказать, что я на всю жизнь запомнила ту минуту, в моей конторе. Вы сами сшили это одеяние?

ЛЕТТИС. Да - для моей матери. Это была ночная рубашка ле­ди Макбет.

ЛОТТА. Если честно, то именно она заставила меня прийти сюда сегодня.

ЛЕТТИС. Ночная рубашка?

ЛОТТА. Ее уникальность... После вашего ухода я нашла историю, которую вы рассказали о королеве. Каждое слово в ней

Пауза.

ЛЕТТИС. Вы сомневались в этом?

ЛОТТА. Ну вы же славились тем, что совершенствуете исто­рию.

ЛЕТТИС. Я же говорила вам - только когда это необходимо, эта история в усовершенствовании не нуждается. Она изумитель­ная. Вы знаете, как она кончается?

ЛОТТА. Я полагаю, ее смертью.

ЛЕТТИС. Вовсе нет, она была длиннее, Мария в последний раз посмеялась. (Ликующе. ) Был такой обычай - после обезглав­ливания палач показывал толпе отрубленную голову и приговари­вал: "Такая смерть ждет всех врагов королевы!" Мария предвиде­ла это - и поэтому она придумала наряд. На этот случай она одела рыжий парик. Никто не виде ее долгие годы, так что боль­шинство зрителей не знали, что это не ее волосы. Когда палч наклонился, чтобы поднять голову, он ухватился за локон прек­расных волос. Голова осталась там. где была, - на земле, - по­казывая все^; , что перенесла она за бесконечные годы своего за­точения. Это был почти голый череп, покрытый редкими седыми волосиками... Таков был подлинный факт этой сцены, который, конечно же, не нуждается в преукрашивании.

ЛОТТА. Абсолютно.

ЛЕТТИС. Простите. Я возьму мой плащ.

Она идет в спальню. Лотта остается одна, удивленно глядя ей в след. Пауза. Она подходит к столу, поднимает свой бокал и выпивает его до дна. Затем неожиданно поднимает другой бокал и выпивает его тоже. Наконец: она подходит к спинке позолоченно­го трона и вдруг неожиданно - падает на колени возле трона. Леттис возвращается, одев черный плащ, и обнаруживает Лотту в этой позе.

ЛЕТТИС (испуганно). О боже! Что это? Вам плохо! Вам пло­хо? Да? Это я виновата! О, боже, боже, боже - это из-за меня вам плохо!

ЛОТТА (тихо). Приблизтесь.

Леттис нерешительно подходит к коленопреклоненной фигуре.

Теперь потяните.. (Она опускает голову) не стесняйтесь: только потяните.

Леттис. протягивает руку к голове Лотты. Не останавливайтесь, будьте смелее.

Леттис берет Лотту за волосы и затем дергает их. Они ока-зывактся в ее руке: это парик. Под ним оказалась седая голова.

"Такая смерть ждет всех врагов королевы!"

Пауза. Леттис вне себя от изумления. Она в восхищении держит парик.

ЛЕТТИС. Потрясающе, потрясающе. Это просто бесподобно.

Пауза. Прошу вас, пойдемте обедать прямо так.

ЛОТТА (смущенно). Серьезно? ЛЕТТИС. О, да!.. Я согласна.

Они смотрят друг на друга. Затем Леттис смеется; она, явно что-то придумала и выходит из комнаты. Снова смеется.

ЛОТТА. Что? Что вы придумали?

Но вместо ответа Леттис снимает свой черный плащ и цере­монно кладет его к основанию лестницы, на манер сэра Вальтера Рали, помощника королевы Елизаветы.

ЛЕТТИС. Прошу, мадам. Ваши ежи ждут вас!

Звучит величественная музыка. Лотта, пришедшая в полный по лестнице.

ЗАНАВЕС Конец второго действия

Квартира Леттис. Несколько месяцев спустя, день. Комната в некотором беспорядке. Парадная дверь, очевидно., была взлома­на и опасно прислонена к стене, открывая вид на грязную лест­ницу, ведущую наверх из зала. Дверь в спальню закрыта. Единственный новый предмет - большой квадрат, покрытый черной шалью.

В фалстафовском кресле сидя абсолютно несоответственно ему, - мистер БАРДОМ, адвокат. Это человек средних лет, стро­гий и профессиональный. МТТИС стоит, глядя в окно. ОНИ мол­чат, и это молчание явно было продолжительным. Где-то недалеко



бьют четыре раза часы.

БАРДОМ. Я жду, мисс Дуффе. Я терпеливо ожидаю. Однако, мое терпение может лопнуть. Да и времени у меня нет. Я спраши­ваю вас снова, вы будете со мной говорить? Четко и ясно?.. Ну?..

ЛЕТТИС (поворачиваясь). Мне действительно кажется, что вам не стоило приходить сюда, мистер Бардолф.

БАРДОЛФ. Я предпочел бы встретиться с вами в моей конто­ре. Если вы помните, я предлагал это.

ЛЕТТИС. Мне кажется.^ я имею право на неприкосновенность своего жилищей Я всегда полагала, что это само-собой разуме­ется, когда человеке!, отпускают на поруки. Но я, видимо, ощиб-лась.

БАРДОЛФ. Моя дорогая мисс Дуффе, как я могу убедить вас?

ЛЕТТИС. Попрошу вас! Не обращайтесь ком мне с подобными словами. Я не ваша "дорогая". Прошу помнить, что мы встреча­лись до это лишь однажды.

БАРДОЛФ. Я прекрасно сознаю это - то была абсолютно бесполезная встреча. Вы не сказали мне ничего.

ЛЕТТИС. Я, кажется, вспоминаю, тогда вы советовали мол­чать.

БАРДОЛФ. Перед полицией! Но не передог-мной!' ~~Я. • - по край­ней мере, у меня ощущение, что я... представляю вас. Защищаю вас, мисс Дуффе. Вы способны это понять?

ЛЕТТИС. Моя защита придет от других лиц.

БАРДОЛФ. Вы имеете в виду, что вы привлекли за моей спи­ной другого адвоката.

ЛЕТТИС. Нет.

БАРДОЛФ. Тогда от кого она придет? От каких таких других лиц?

ЛЕТТИС. Я предпочла бы молчать.

БАРДОЛФ. Это невероятно. Вы осознаете в какую историю вы попали? Вы обвиняетесь в преступлении. Вы находитесь под следствием и вас будут судить, вы не сказали мне ничего, что могло бы хоть как-то защитить вас... Мне не из чего исходить -нечего посоветовать! Это просто невозможно - адвокату защищать клиента на таких условиях.

ЛЕТТИС. Прошу вас, не расстраивайтесь, мистер Бардолф. В ближайшее время все прояснится.

БАРДОЛФ. Кем? Когда и где прояснится?

ЛЕТТИС. В суде. На процессе. С помощью Мисс Шен.

БАРДОЛФ. Мисс ШЕН!?

ЛЕТТИС. Она, как говорится в Библии, мой щит и латы.

^ БАРДОЛФ (Недоверчиво). Я не верю своим ушам... Я действи­тельно не верю, что я слышу нечто подобное!.. Кто она?!

ЛЕТТИС. Моя защита, на которую я полагаюсь. Это такое не­понятное для юриста слово - защита?

БАРДОЛФ (стараясь сдержаться). Мисс Дуффе, возможно, вы не заметили, что леди, которую вы имеете в виду, не представле! в вашей защите, она свидетель со стороны истца - против вею. На самом деле, она главный свидетель против вас.

ЛЕТТИС. (надменно). Это невозможно. Она скажет свое слово и все прояснится.

БАРДОЛФ. Но она уже высказалась. Полиция рас.прашивала ее

БАРДОЛФ. Перед полицией! Но не нередггтшай!"~Я. .. по край­ней мере, у меня ощущение, что я... представляю вас. Защищаю вас, мисс Дуффе. Вы способны это понять?

ЛЕТТИС. Моя защита придет от других лиц.

БАРДОЛФ. Вы имеете в виду, что вы привлекли за моей спи­ной другого адвоката.

ЛЕТТИС. Нет.

БАРДОЛФ. Тогда от кого она придет? От каких таких других лиц?

ЛЕТТИС. Я предпочла бы молчать.

БАРДОЛФ. Это невероятно. Вы осознаете в какую историю вы попали? Вы обвиняетесь в преступлении. Вы находитесь под следствием и вас будут судить, вы не сказали мне ничего, что могло бы хоть как-то защитить вас... Мне не из чего исходить -нечего посоветовать! Это просто невозможно - адвокату защищать клиента на таких условиях.

ЛЕТТИС. Прошу вас, не расстраивайтесь, мистер Бардолф. В ближайшее время все прояснится.

БАРДОЛФ. Кем? Когда и где прояснится?

ЛЕТТИС. В суде. На процессе. С помощью Мисс Шен.

БАРДОЛФ. Мисс ШЕН!?

ЛЕТТИС. Она, как говорится в Библии, мой щит и латы.

^ БАРДОЛФ (Недоверчиво). Я не верю своим ушам... Я действи­тельно не верю, что я слышу нечто подобное!.. Кто она?!

ЛЕТТИС. Моя защита, на которую я полагаюсь. Это такое не­понятное для юриста слово - защита?

БАРДОЛФ (стараясь сдержаться). Мисс Дуффе, возможно, вы не заметили, что леди, которую вы имеете в виду, не представле} в вашей защите, она свидетель со стороны истца - против вею. На самом деле, она главный свидетель против вас.

ЛЕТТИС. (надменно). Это невозможно. Она скажет свое слово и все прояснится.

БАРДОЛФ. Но она уже высказалась. Полиция распрашивала ее в больнице, и по одним ее показаниям ясно, что это повод для

БАРДОЛФ. Перед полицией! Но не ггередогшюй! "Я... по край­ней мере, у меня ощущение, что я... представляю вас. Защищаю вас, мисс Дуффе. Бы способны это понять?

ЛЕТТИС. Моя защита придет от других лиц.

БАРДОЛФ. Вы имеете в виду, что вы привлекли за моей спи­ной другого адвоката.

ЛЕТТИС. Нет.

БАРДОЛФ. Тогда от кого она придет? От каких таких других лиц?

ЛЕТТИС. Я предпочла бы молчать.

БАРДОЛФ. Это невероятно. Вы осознаете в какую историю вы попали? Вы обвиняетесь в преступлении. Вы находитесь под следствием и вас. будут судить, вы не сказали мне ничего, что могло бы хоть как-то защитить вас... Мне не из чего исходить -нечего посоветовать! Это просто невозможно - адвокату защищать клиента на таких условиях.

ЛЕТТИС. Прошу вас, не расстраивайтесь, мистер Бардолф. В ближайшее время все прояснится.

БАРДОЛФ. Кем? Когда и где прояснится?

ЛЕТТИС. В суде. На процессе. С помощью Мисс Шен.

БАРДОЛФ. Мисс ШЕН!?

ЛЕТТИС. Она, как говорится в Библии, мой шит и латы.

^ БАРДОЛФ (Недоверчиво). Я не верю своим ушам... Я действи­тельно не верю, что я слышу нечто подобное!.. Кто она?!

ЛЕТТИС. Моя защита, на которую я полагаюсь. Это такое не­понятное для юриста слово - защита?

БАРДОЛФ (стараясь сдержаться). Мисс Дуффе, возможно, вы не заметили, что леди, которую вы имеете в виду, не представле! в вашей защите, она свидетель со стороны истца - против вас. На самом деле, она главный свидетель против вас.

ЛЕТТИС. (надменно). Это невозможно. Она скажет свое слово и все прояснится.

БАРДОЛФ. Но она уже высказалась. Полиция расспрашивала ее в больнице, и по одним ее показаниям ясно, что это повод для

БАРДОЛФ. Перед полицией! Но не нередо~мнои1~~Я. .. по край­ней мере, у меня ощущение, что я... представляю вас. Защищаю вас, мисс Дуффе. Вы способны это понять?

ЛЕТТИС. Моя защита придет от других лиц.

БАРДОЛФ. Вы имеете в виду., что вы привлекли за моей спи­ной другого адвоката.

ЛЕТТИС. Нет.

БАРДОЛФ. Тогда от кого она придет? От каких таких других лиц?

ЛЕТТИС. Я предпочла бы молчать.

БАРДОЛФ. Это невероятно. Вы осознаете в какую историю вы попали? Вы обвиняетесь в преступлении. Вы находитесь под следствием и вас будут судить, вы не сказали мне ничего, что могло бы хоть как-то защитить вас... Мне не из чего исходить -нечего посоветовать! Это просто невозможно - адвокату защищать клиента на таких условиях.

ЛЕТТИС. Прошу вас, не расстраивайтесь, мистер Бардолф. В ближайшее время все прояснится.

БАРДОЛФ. Кем? Когда и где прояснится?

ЛЕТТИС. В суде. На процессе. С помощью Мисс Шен.

БАРДОЛФ. Мисс ШЕН!?

ЛЕТТИС. Она, как говорится в Библии, мой щит и латы.

^ БАРДОЛФ (Недоверчиво). Я не верю своим ушам... Я действи­тельно не верю, что я слышу нечто подобное!.. Кто она?!

ЛЕТТИС. Моя защита, на которую я полагаюсь. Это такое не­понятное для юриста слово - защита?

БАРДОЛФ (стараясь сдержаться). Мисс Дуффе, возможно, вы не заметили, что леди, которую вы имеете в виду, не представле! в вашей защите, она свидетель со стороны истца - против вас. На самом деле, она главный свидетель против вас.

ЛЕТТИС. (надменно). Это невозможно. Она скажет свое слово и все прояснится.

БАРДОЛФ. Но она уже высказалась. Полиция рас прашивала ее в больнице, и по одним ее показаниям ясно, что это повод для привлечения вас к суду.

Пауза.

ЛЕТТИС. Должно быть, произошла ошибка.

БАРДОЛФ. Нет.

ЛЕТТИС. Должно быть, да. Была допущена ужасная ошибка.

БАРДОЛФ (выходя из себя). Кем7 Она была вашей жертвой, не правда ли7.. Прошу ответьте. Вы нанесли ей сильнейшее ранение7

ЛЕТТИС. Я признаю это.

БАРДОЛФ. С использованием.

ЛЕТТИС. Безусловно.

БАРДОЛФ. От кого она получила серьезные увечья.

ЛЕТТИС. Не сколько серьезные, сколько неприятные.

БАРДОЛФ. К счастью для вас. Иначе вас никогда бы не от­пустили на поруки. Тем не менее мы имеем дело с крайне серьез­ным преступлением. Вы обвиняетесь в попытке преднамеренного убийства. Есть нечто неправдоподобное в том, что ваша жертва будет выступать в вашу защиту: жертвы обычно не склонны к это­му. .. Теперь я был бы очень признателен, если бы заговорили вы сами. Немедленно!

Пауза.

ЛЕТТИС. Что именно она сказала7 Мне нужно знать, что она говорила против меня!

БАРДОЛФ. Что вы ударили ее топором.

ЛЕТТИС. И ничего больше7

БАРДОЛФ. Она была не в состоянии произнести речи - но этих слов для полиции вполне хватило.

ЛЕТТИС. Она сказала, что я напала на нее7

БАРДОЛФ. По-видимому, да.

ЛЕТТИС. И ничего больше7

БАРДОЛФ. Насколько мне известно, нет.

Пауза.

ЛЕТТИС (с неожиданным отчаянием). Меня предали... Совер­шенно предали! История бесперестанно повторяется!

БАРДОЛФ. Что вы говорите?

ЛЕТТИС. Ничего!... Я не могу поверить в это... Я не... Она никогда бы не сделала этого!... Полицаи лгуны: это всем известно!

БАРДОЛФ. Право же, я так не думаю.

ЛЕТТИС. ОНЕ1 никогда не поступила бы сой мной так! Она по­рядочный человек. Порядочность и точность - ее девиз.

БАРДОЛФ. Все, что мне известно - это то, что на основании ее заявления она завели дело - и вы должны ответить.

Пауза.

ЛЕТТИС. Я оставила сообщение на ее автоответчике. Я ска­зала, что вы придете сюда. Я не знаток таких устройств, но она должна во всяком случае понять меня. Она придет сюда и все разъяснит - вот увидите. Она придет, мне на помощь, она швыр­нет вам в лицо ваше обвинение.

Бардолф встает.

БАРДОЛФ (теряя терпение). Мисс Дуффе, я не обвиняю ее! Вы - вот кто обвиняется - и вы рискуете попасть в тюрьму на дли­тельный срок, если не позволите мне помочь вам. В последний раз спрашиваю, вы будете говорить со мной или нет7 В противном случае я посоветую вам другого адвоката и оставлю вас.

Пауза.

ЛЕТТИС. В такие игры можно играть только вдвоем. И преда­тельство может быть только взаимным. Если она дала ложные по­казания, из-за которых меня бросят в тюрьму: "Будь, что будет".

БАРДОЛФ. Это значит "да"? (Пауза.) Это значит "да", мисс ДуФФе?

ЛЕТТИС (взрываясь). Да!.. Да!..

БАРДОЛФ. Хорошо.

ЛЕТТИС. Я заслужила от нее лучшего отношения. Я действи­тельно заслужила... (вызывающ?) Задавайте ваши вопросы, мистер Бардолф. Я скажу все.

БАРДОЛФ. Благодарю вас... Я буду перечислять факты, а вы поправите меня, где будет необходимо. Если вы не возражаете, я запишу Н6Ш1 разговор.

Он достает из своего портфеля магнитофон. Леттис садится в золоченое кресло.

ЛЕТТИС. Это необходимо.

БАРДОЛФ. Это делается для точности.

ЛЕТТИС. Как пожелаете.

БАРДОЛФ. Включите сами, когда будете готовы.

.^

Он кладет магнитофон на стол возле лее, но она понятия не имеет, как его включать. Она пытается сделать это, но у нее не получается,, вместо этого она нажимает не на ту кнопку, так что откидывается маленькая дверца. Теряя терпение, Бардолф захла-пывает ее и включает магнитофон за Мттис.

БАРДОЛФ. Прошу. (Оя садится. ) Итак, вы - Леттис Дуффе.

ЛЕТТИС (лодяося рог очень близко к магнитофону). Да.

БАРДОЛФ. В среду, 30 января этого года констебель Гаррис, приписанный к полицейскому участку улицы Роял Корт -

ЛЕТТИС. 31-го.

БАРДОЛФ. Что?

ЛЕТТИС. 31-го января. Это самое главное.

БАРДОЛФ. 31-го января констебель Гаррис проходил мимо этого дома: Растридж Роуд, 19. Он услышал крики, которые заставили его заглянуть вниз, в подвальное помещение, через ваше окно. Это окно, надо полагать.

ЛЕТТИС. Да.

ВАРДОЛФ. Он увидел две фигуры - как было установлено впоследствии, вас и мисс Шен. Мисс Шен лежала на полу, из глу­бокой раны на ее голову шла кровь, вы стояли над ней с топором в руках.

ЛЕТТИС. Правильно.

БАРДОЛФ. Констебель взбежал по ступеням и позвонил вам. Но ы не впустили его.

ЛЕТТИС. Правильно.

БАРДОЛФ. Он звонил во все звонки в доме, пока его не впустил жилец, проживающий над вами. Мистер. Пачмани.

ЛЕТТИС (язвительно). Пачмени.

БАРДОЛФ. Констебелть бросился по лестнице и стал неистово стучать вам в дверь. Это так?

ЛЕТТИС. Понятия не имею.

БАРДОЛФ. Вы по-прежнему не отвечали.

ЛЕТТИС. Я не слышала.

БАРДОЛФ. Даже несмотря на то, что он кричал и стучал несколько минут. Вот что он, по его словам, делал. Наконец, он был вынужден выломать дверь.

ЛЕТТИС. Как видите. С тех пор у меня не было денег, чтобы отремонтировать ее, и теперь я целиком и полностью во власти любого лондонского мародера. Включая мистера Пачмени, который несомненно бандит и сейчас строит планы свержения нескольких правительств.

БАРДОЛФ. Он тоже говорил про ВЕ1С весьма неприятные вещи.

ЛЕТТИС. Что? Что он смеет говорить обо мне?

БАРДОЛФ. Мы придем к этому через минуту. Что случилось дальше?

ЛЕТТИС. Полисмен с грохотом ворвался в мою комнату.

БАРДОЛФ. И арестовал вас?

ЛЕТТИС. Да.

БАРДОЛФ. Продолжайте.

ЛЕТТИС. Он вызвал для Лотты скорую помощь по телефону мистера Пачмени, затем, по-видимому, послал за подмогой. Очевидно в одиночку он не смог бы со мной справиться. Сами пони­маете - я такой преступник!..

БАРДОЛФ. Связали?

ЛЕТТИС. Каждый из них схватил меня за руку, и они вдвоем повели меня в машину. Это было ужасно унизительно. Все осталь­ные жильцы наблюдали. Этот гнусный Пачмени кричал про меня скверные вещи.

БАРДОЛФ "Я знал это. Я знал, что к этому должно прийти"? Нечто подобное этому?

ЛЕТТИС. Откуда вам известно?

БАРДОЛФ. Полиция предоставила мне свою информацию.

ЛЕТТИС (вставая). Что он еще говорил про меня?

БАРДОЛФ. Прошу, позвольте мне сначала уяснить обстоя­тельства.

ЛЕТТИС (выкрикивая на лестницу). Презренный, мерзкий ту­рок!

БАРДОЛФ. Вас забрали в полицейский участок.

ЛЕТТИС. Правильно.

БАРДОЛФ. И там в присутствии инспектора были изложены со­бытия.

ЛЕТТИС. Я полагаю.

Она снова садится.

БАРДОЛФ. Вас обыскали и установили вашу личность.

ЛЕТТИС. Мои карманы были пусты - если вы это имеете в ви­ду. И тогда мне швырнули в камеру.

БАРДОЛФ. Швырнули?

ЛЕТТИС. Отвели - с бесцеремонностью.

БАРДОЛФ. А потом?

ЛЕТТИС. Показали список адвокатов, у которых я могла бы консультироваться.

БАРДОЛФ. Для юридической помощи?

ЛЕТТИС. Имея доход не более пятидесяти фунтов в неделю, я могла расчитывать только на бесплатную помощь.

БАРДОЛФ. И что заставило вас выбрать меня?

ч

ЛЕТТИС. Ваше имя. Бардолф. Веселый собутыльник Фальстафа. (Пауза.) Имена бывают обманчивы.. Остальное, полагаю вы знаете.

БАРДОЛФ. На следующий день вас доставили в городской суд и потом, когда стало ясно, что жертва ранена не опасно, от­пустили на поруки... Теперь, мисс Дуффе, мы подходим к трудной части. Видимо, мистер Пачмени сгазал полиции, что из этой квартиры часто доносился страшный шум. Он, несомненно, готов подтвердить это под присягой при даче свидетельских показаний.

ЛЕТТИС (презрительно). Что за шум, который, как он гово­рит проистекал?

БАРДОЛФ. Крики. Удары. Повышенные в гневе голоса, а иног­да, видимо, крики ужаса и мольбы. Он настаивает на этом. Он говорит, что такие ссоры были постоянным аккомпаниментом к его вечерам.

ЛЕТТИС. Он несомненно лежал каждый вечер на полу и вни­мательно прислушивался.

БАРДОЛФ (раздраженно)? Я знаю, что он сказал, что скорее лишиться шанса попасть в рай, чем провести еще одну зиму, жи­вя, как он выразился, нещ этими двумя безбожницами, виживши-мися из ума бабами.

ЛЕТТИС (оскорбленно). Вижившимися из ума безбожницами, он так сказал?!

БАРДОЛФ. И что он засвидетельствует в Уголовном суде, что вы и мисс Шен непрестанно ожесточенно дрались. Итак, - это правда?

Пауза.

ЛЕТТИС. Да. В некотором смысле.

БАРДОЛФ. В каком смысле?... Мисс Дуффе. Прошу, продолжай­те. Я должна знать, что произошло в этой комнате.

Дрлгая пауза.

ЛЕТТИС. Смертная казнь. БАРДОЛФ. Что, простите? ЛЕТТИС. Казнь.

Пауза. БАРДОЛФ. Вы не могли бы раэеяснить это подробнее?

Другая долгая пауза. Затем Леттис начинает говорить, Бардолф сидит, целиком поглащенный ее рассказом.

ЛЕТТИС. Мисс Шен и я познакомились шесть месяцев тому на­зад. Она помогла мне на некоторое время найти работу экскурсо­вода на туристическом катере. Я вь/полнила эту работу с абсо­лютным успехом; кешдый раз, когда: мы подходили к Вэстминскому пирсу, меня награждали оглушительными аплодисментами. В самом деле, я всегда, завершала путешествие чтение восхитительной оды Водсворта.

... Наша дружба крепла. Выяснилось, что мы обе питаем восторг к героическим фигурам прошлого.. К людям подлинной от­ваги, как она, бывало, говорила. Особенно к тем, чья исключи­тельность принесла смерть от рук Посредственностей... Я всегда была в восхищении от того, как такие люди встречают свою смерть: в этот момент пышность и великолепие мира уходят... По мере того, как мы узнавали друг друга лучше, мы все чаще встречались и рассказывали друг другу печальные истории из жизни королевских особ. Но не только, это могли быть люди лю­бых сословий, обладавшие благородными сердцами. В итоге, иск­лючительно по моей инициативе мы перешли от рассказа к показу.

БАРДОЛФ. Играли эти сюжеты.

ЛЕТТИС. Я бы сказала слово "воскрешать" - это лучше. Воссоздавали в показе тех великих людей, благодаря которым история превращалась в легенды. Тот факт, что наша страна сей­час подобных людей и событий лишена, это на мой взгляд, не деправило, юристы и легенды имеют мало общего.

Бардолф пристально смотрит на нее приходя в состояние полного восхищения.

Мисс Шен надо было долго уговаривать, я прямо признаю это. Она презирала театральность во всех ее проявлениях - по крайней мере те»к она заявляла. "^^ш!ш~-Б1Жоре--в~этой комнате я видела в ее исполнении одну маленькую, не-захватываюшую сцену, на которую мог бы отважиться только человек, в душе своей

-делать- то, что о-п осуждает-*^ словах^ ^ . На-

конец, она согласилась принять участие в маленьких истори­ческих спектаклях моего сочинения, в своей роли я должна была строго придерживаться известных и достоверных фактов, без вы­мысла. Таков был уговор. Неукоснительно соблюдаемый, могу вас заверить.

Пауза.

БАРДОЛФ. Прошу вас, позвольте мне до конца уяснить это. Вы говорите, что убедили мисс Шен встречаться и разыгрывать сцены смерти знаменитых женщин прошлого?

ЛЕТТИС. Не только сцены смерти. Это можно было бы сделать за очень короткий вечер. Их испытания - тоже. И не только жен-шин - их просто мало. Нам хотелось на каждую неделю брать но­вого человека - королеву Марию шотландскую. . . Сэра Вальтера Роли. . . . Короля Чарльза 1. Обычно мы по отдельности читали все, что можно было найти об их последних днях и затем в пят­ницу вечером вместе прослеживали их судьбу. . . Что было восхи­тительно - так это видеть, как она меняется во .время игры - от смятения - к накалу страстей. . . Конечно, она актриса: и она первая готова это признать. Я- то унаследовала гены от своей матери, - мисс Шен от своей могла унаследовать лишь гены служ­бы внутренних дел. Так то ее участие в спектаклях сводилось в основном к полям инквизиторов. А недавно она начала, кроме того, играть роли людей, которые выкрикивали вяскую брань у эшафота. И, конечно же, она играла всех палачей - занося топо­ром, пуская вход гильотину и так далее.

БАРДОЛФ (поразившись). Гильонтину7

ЛЕТТИС. О, да Мы не ограничивались лишь Британской исто­рией. У меня были крепкие связи с Францией. Мисс Шен неодобри­тельно относилась к этой стране, но я сумела ее убедить, что героини французской истории подчас проявляли совершенно особый героизм, больший нежели англичанки. Например, Мария Антуанет­та, перед своими судьями.

БАРДОЛФ. Я могу спросить, как именно вы ухитрились сде­лать гильотину?

ЛЕТТИС. Обыкновенная классная доска на подставке. Вы только вбиваете колышки, и она падает как нож гильотины вниз. Конечно, вы должны вовремя отскочить от нее.

БАРДОЛФ. Я бы сказал, что это несколько опасно.

ЛЕТТИС. Без опасности, мистер Бардолф, нет театра!

БАРДОЛФ. Вы наряжались для этих представлений?

ЛЕТТИС. Конечно. Для Марии Антуанетты у меня был отличный костюм, в нем я рекламировала сыр: зеленый кринолин и розовый кисейный чепец. Чепец - особенной удачный штрих, ^.рл^придает мне поразительное сходство с тем изумитедышн^эскизом, рисун­ком Давида, на котором Мария^Антуалетта изображена в повозке, едущей к месту казни, помните?

БАРДОЛФ. Боюсь, /нет.

Видно, как ноги мисс Шен проходят мимо окна и поднимаются по ступеням. Она направляется к парадной двери: ноги исчезают.

ЛЕТТИС. Это производит самое волнующее впечатление, -когда я одеваю его в суде, одна прядь волос выбивается из-под него! Волосы, котор!1ГГттнеч*©7—у:бмрял11Ш^^ -мые заянсдоватне—нрше-еки... Бедная королева, это был ее звездный час. вы знаете, что она обвинялась в противоестест­венных половых связях. 1х

БАРДОЛФ. Нет, конечно.

ЛЕТТИС. О, да. Это было! Мисс Шен ослепительна. Как про­курор она бросает обвинение. Она меня буквально пронзает им! -"Гражданка! - беснуется она, - Гражданка! Правда ли, что в своем неуемном поиске наслаждений вы даже занимались любовью с собственным сыном?"

В глубине сцены видны ноги Лотты, спускающиеся по лестни­це. Мы видим ее голову - тщательно забинтованную. Она входит через взломанную дверь незамеченной - кладет ключ от квартиры в свою сумку - и стоит, слушая, позади Леттис, которая стано­вится все более и более разъяренной.

(Играя для буквально загипнотизированного Бардолфа.) Я стою совершенно оцепенев! Дыхание ужаса наполняет комнату су­да! Тогда медленно - очень медленно - я поднимаю голову выше и выше к галерке, переполненной самыми гнусными тварями во всем Париже. "Я обращаюсь, я говорю - мой голос дрожит, но слышно отчетливо, - Я обращаюсь ко всем матерям, собравшимся в этой комнате! Должна ли я отвечать на такую мерзость?".. И все смотрят на меня в восхищении. Немногие могут сдержать слез. Они текут по задубелым щекам этих рыбацких жен... Уверяю вас. Лотта была совершенно восхитительна в роли потрясенной ужасом рыбачки.

ЛОТТА (громкоподобным голосом). Леттис!

Сильно испугавшись, Леттис подпрыгивает. Она поворачи­вается и видит израненную и забинтованную женщину в раскоря­ченном дверном проеме.

ЛЕТТИС. Лотта!

ЛОТТА (Бардолфу). Прошу это выключить!

Немедленно выключите!.. Ваш магнитофон. Будьте так добры.

БАРДОЛФ. Как я понимаю, вы мне Шен.

ЛОТТА (свирепея). Выключите эту проклятую штуку!

Лотта входит злясь, в комнату и выключает его.

Итак: вы не должны верить ни единому слову этой женщины.

БАРДОЛФ. Что?

ЛОТТА. Ни единому слову.

БАРДОЛФ. Боюсь, я не могу этого сделать. Она излагает мне факты. Я ее ещвокат.

ЛОТТА. Чушь! Мисс Дуффе неисправимая выдумщица. Я удивле­на, что вы до сих пор об этом не догадались.

ЛЕТТИС (протестуя). Лотта!

БАРДОЛФ. Вы хотите сказать, что она лгунья!

ЛОТТА. Я хочу сказать, что она фантазерка. Ее словам до­верять нельзя.

ЛЕТТИС. Это неправда! Как ты можешь так говорить? Каждое ив этих слов является истиной! Каждое отдельное слово!

БАРДОЛФ. Мадам, вы меня простите, но эта встреча происхо­дит исключительно между мной и моим клиентом. Ваше присутствие совершенно ни к чему.

ЛОТТА. Эту женщину постоянно увольняли с работы из-за вранья. Я могу привести десятки свидетелей, чтобы доказать это.

ЛЕТТИС. Лотта!

ЛОТТА. Если вы приведете хотябы один из этих слов в суде, я найду десятки, которые полностью опровергнут все это. Членов Общества охраны памятников! Туристов! Управляющих магазинов на Оксфорд Стрит!... Я советую вам стереть всю запись и поискать для этой леди какую-нибудь защиту получше.

Пауза. Она достает одеколон и носовой платок и сильно ду­шит его.

ЛЕТТИС. Тогда это правда. ЛОТТА. Что?

ЛЕТТИС. Ты обвиняла меня. Ты сказала полиции, что я напа­ла на тебя... Прошу, ответь.

ЛОТТА. Не знаю.

ЛЕТТИС. Что это значит?

Л)тта не отвечает.

Что это значит - ты не знаешь? (Настойчиво. ) Ответь мне.

ЛОТТА (ей неловко). Они пришли ко мне в больницу. Я была после наркоза. У меня были ужаснейшие головные боли. Ты зна­ешь, что и без того - в лучшие времена - у меня часто болела голова.

ЛЕТТИС. Что ты им сказала?

ЛОТТА. Я не помню! Они были там всего минуту. Один из офицеров сказал: "Ваша подруга ударила вас топором, это вер­но'7" - вероятно, я сказала да... Ну это же правда.

ЛЕТТИС. Но не напала! Не было нападения.

ЛОТТА. Я и не говорила, что было.

ЛЕТТИС. Но они то поняли именно так Смысл ваших слов был именно таков.

ЛОТТА (раздраженно). Я была обессилена! Я была так обессилена, и голова у меня раскалывалась... я и не предпола­гала, что могло стоять за этими словами. Я не понимала, что говорила!

ЛЕТТИС (выкрикивая). Из-за этого меня будут судить!... Я буду судима - на самом деле... Настоящим судом!

Пауза.

ЛОТТА. Я знаю.

ЛЕТТИС. Тогда я должна сказать - рассказать правду. Я должна объяснить.

ЛОТТА. Нет!

ЛЕТТИС. Я должна рассказать, как это произошло. Поставить все на свои места.

вать это.

ЛЕТТИС. Почему нет?

ЛОТТА. Вы просто не вправе. Я не позволю вам.

ЛЕТТИС. Вот те раз, что же я должна делать? Сесть в тюрь­му.

ЛОТТА. Этого не случится.

ЛЕТТИС. Само собой разумеется, что случится. Попытка преднамеренного убийства!

ЛОТТА. Придумайте что-нибудь, ради всего святого! Прежде это никогда не составляло для вас трудности!

БАРДОЛФ (уверенно). Простите.

ЛЕТТИС (радостно). По крайней мере - по крайней мере, ты не предала меня. Все остальное, право же, не имеет значения.

ЛОТТА. Что?

ЛЕТТИС. Я думала о тебе самое плохое. Прости меня, но это выглядело так нехорошо.

ЛОТТА. Что ты имеешь в виду?

ЛЕТТИС. Я думала, что ты донесла на меня. Что ты сказала им, что я это сделал нарочно.

ЛОТТА. С какой стати я должна была это сказать?

^ БАРДОЛФ (перекрикивая их). Простите!

ЛОТТА (резко поворачиваясь к нему). ДА! - Что!

БАРДОЛФ. Должен ли я понимать это так, что с вашей точки зрения мисс Дуффе невиновна в этом преступлении?

ЛОТТА. Конечно невиновна! Она и мухи не обидит.

БАРДОЛФ. И все, что я слышал до сих пор на этой пленке о разыгрываемых вами сценах казни на самом деле правда?

Пауза.

Прошу, ответьте.

ЛОТТА. Да... (Пауза.) Все равно, это не должно быть использовано.

БАРДОЛФ. Боюсь, должно. Я не слышал остального, но если, как я понимаю, ваша рана была получена в ходе одной из таких игр, то это явно должно иметь самое прямое отношение к делу.

ЛОТТА. Это еще не доказано. Это еще совсем не доказано. . . Не говори больше ни слова, Леттис.

БАРДОЛФ. Мисс Шен, пожалуйста, позвольте мне задать еще несколько вопросов.

ЛОТТА (Леттис). Ни слова больше. Ты поняла меня?

БАРДОЛФ. Мисс Дуффе, вы не закончили изложение фактов ва­шему официальному уполномоченному. Если вы желаете избежать крайне неприятных последствий, я советую вам продолжать сейчас же ... ( Умоляя. ) Я должен выслушать ваш рассказ до конца, прежде чем смогу дать вам совет, что делать.

Долгая пауза.

ЛЕТТИС. Да. Я продолжу. БАРДОЛФ. Самое разумное.

Нажимает на кнопку записи.

ЛЕТТИС. Извини, Лотта.

БАРДОЛФ. Если не хотите, можете не оставаться.

Лотта, не обращая на него внимания, решительно усажива­ется в фальстафовско кресло.

ЛЕТТИС (обреченно, Лотта). Что мне -остается делать-?

На нее Лотта тоже не обращает внимание, она пристально смотрит прямо вперед.

БАРДОЛФ. Она ведь --озадачила;- меня, как только вы начали--, вы сказали, что эта леди всегда играла роли палачей, а вы - жертвы.

ЛЕТТИС. Верно.

БАРДОЛФ. Тогда на самом- то деле, конечно, топор должна держать она, не вы.

Пауза.

ЛЕТТИС. Мы поменялись.

БАРДОЛФ. Как?

ЖТТИС. Мы поменялись ролями. Был изумительный момент, если только я могу говорить так... Лотта - мисс Шен - сама ре­шила играть жертву. Это предложила она, не я. Как обычно, она меня убедила.

БАРДОЛФ. Это было в день проишествия.

ЛЕТТИС. Да. 31-го января. В годовщину казни Карла 1 в 1649 году. Карла-мученника. Оно сказала мне - и это, должно быть стоило ей огромных усилий - "Я хочу сегодня играть короля! Устала от пешачей и прокуроров!" Я была так счастлива! Я так часто представляла себе это!..

(Лотте) Прости меня, но это правда - ваше предложение бы­ло для меня огромной радостью.

Лотта отворачивается.

(Бардодфу) Я, разуметтся сказала: "Да, да, конечно, сде­лаем так! Эта роль тебе идеально подходит!" И так и было! Было именно так! Она была воистину великолепна в этой роли! (Ему. ) Я всегда проигрывала роли накануне, но несравнимо хожу, чем это она сделала в тот вечер!.. Ее достоинство на суде было верхом совершенства. "Я отрицаю ваше право, - она говорила в точности так, также гордо и просто. "Я всем своим существом и всей своей жизнью отрицаю ваше право судить меня! Я войду в сияющие врата рая лишь с этой фразой на устах!" Это было гран­диозно.

ЛОТТА (холодно и у ничто хите ль но). На самом деле я не го­ворила ничего подобного.

ЛЕТТИС. Говорила.

ЛОТТА. Ничего мало- мальски похожего.

ЛЕТТИС. Говорила. "Я отрицаю! Я отрицаю" Я и сейчас это слышу.

ЛОТТА. Тогда ты слышишь не то. Как обычно. Там не была "существа" и "жизни", и не было "врат рая", сияющих или ка­ких-то так еще. Это - типично твои слова.

ЛЕТТИС. Ну что укв ты говорила?

ЛОТТА. Я уверена, что наш адвокат не нуждается в точной формулировке. Продолжайте, если вам угодно, а меня оставьте в покое.

ЛЕТТИС (упрямо). Только после того, как я услышу, что ты сказала на самом деле.

ЛОТТА. О, ради бога Я сказала то, что сказал бы любой иг­рая эту роль! Что, конечно же, на самом деле сказал Карл. (Оживляясь.) "Мне хотелось знать, на каком основании я нахожусь здесь. Палата общин Англии никогда не являлась судом. Если бы это оказалось так, я бы узнал об этом первым". Просто и ясно, и очень умно. Здесь это редкость.

ЛЕТТИС. Я признаю, что вы правы.

БАРДОЛФ. Пожалуйста, продолжайте.

ЛЕТТИС. Ну вот. *%? Наконец, она встала, и, должна сказать, я не могу себе представить: , как можно лучше подняться с тро­на. Она стояла со всей страстностью Стюартов.

Лотта непреклонна скрещивает руки.

Ты невыносима... Дело в том, что она совершенно неожидан­но действительно стала королем, идущим на мучиничество! Я ни­когда не видела ничего лучше. Она протянула руки и одела по верх своей блузы мой кардиган, - это был самый блестящий штрих. Вы знаете, что на короле в то утро было две рубахи?

БАРДОЛФ. Зачем?

ЛЕТТИС. Чтоб когда он будет дрожать от холода, его враги не думали, что он дрожит от страха. Не забывайте, что стояла лютая зима. И тогда он предпринял последнее официальное путе­шествие через парк Святого Джеймса к балкону английского пра­вительства, - и это было незабываемо! Она просто шагала - (Пауза. ) - я не знаю, как она это делала, но она просто шагала по комнате с поднятой головой, и я видела все это. Холодное, хму­рое утро - взволнованные пехотинцы - худой, бородатый человек весь в черном, непоколебимо шагающий по покрытой инеем траве навстречу своей смерти. Всю дорогу глухие барабанные удары -это, конечно, была моя роль, - глухие удары - один большой и два маленьких, - возвещающие гибель последнего законного мо­нарха. Пам-тити-пам!.. Пам-тити-пам! Пам-тити-пам! (Лотте.) Ты не хочешь мне помочь? Покажи ему, что ты делала?

Лотта отходит от нее направо.

Ну и ладно. Это сделаю я... Я сделаю это вместо тебя... Я сыграю ему, хотя это и не будет так хорошо.

ЛОТТА (тихо). Не будь дурой.

ЛЕТТИС. Буду. (Изображая барабан.) Пам-тити-пам!.. Пам-тити-пам!

ЛОТТА (сквозь зубы). Леттис, прекрати сейчас же!

Леттис начинает маршировать по комнате, играя на вообра­жаемом барабане.

ЛЕТТИС. Пам-тити-пам!.. Пам-тити-пам!... Все барабан Лон­дона били вместе! (Громче. О Пам-тити-пам! Пам-тити-пам! Пам-тити-пам! Пам-тити-пам!

ЛОТТА (перекрикивая ее). Леттис! Прекрати сейчас же! Ты делаешь из себя полную дуру! Это не имеет абсолютно никакого значения для чего бы то ни было!

БАРДОЛФ. Извините, но я думаю, что имеет, мисс Шен. Мне бы очень хотелось знать, что произошло дальше.

ЛЕТТИС (вызывающе). Так вы узнаете! Мы взошли на плаху, вот что произошло дальше. На внушсшшую благородный стрб1Х плаху государства!

БАРДОЛФ. А что вы на самом деле использовали для этого? Может -быт_ь__эту ^табуретку?

ЛЕТТИС (надменно). Нет конечно, мы не дилетанты. Мы можем сделать получше чем это. Смотрите, вот!

Она смахивает с большого предмета черную шаль, открывая помост для казни.

Плаха/

БАРДОЛФ (поражение). Где вы раздобыли такое? ЛЕТТИС (загадочно) Ага!

БАРДОЛФ. Она не настоящая? Она не может быть настоящей! Настоящая!

ЛЕТТИС. А как вы думаете?

Пауза, он рассматривает ее. БАРДОЛФ. НЕ уверен ... Не могу сказать... Да! Леттис радостно смеется.

ЛЕТТИС. Ага! Провели вас! БАРДОЛФ. Нет?

ЛЕТТИС. Нет! Но выглядит как настоящая, не правда ли? Ведь абсолютно настоящая.

БАРДОЛФ. Никогда бы не подумал!

ЛЕТТИС. Никто бу не подумал. Мы, конечно, искали настоя­
щую. (Лотте. ) Мы искали бесконечно. Она была нужна нам проста
до зарезу. Мы отправились за город и там оказались сотни под­
ходящих коряг. Осталось только придать им соответствующую фор­
му. |

ЛОТТА. Прекрасно придумано.

БАРДОЛФ. Итак, теперь мы подходим к казни. Вот где, я полагаю, и произошел несчастный случай.

ЛЕТТИС. О, да; боюсь, что так.

БАРДОЛФ. Если можете, покажите мне, пожалуйста, в деталях.

ЛЕТТИС. Это несложно. Лотта, ты должна это сделать. Это -доказательство.

ЛОТТА. Только расскажи, не обязательно демонстрировать.

БАРДОЛФ. Но крайне желательно, если вы не против. Мне бы хотелось иметь совершенно ясную картину для зашиты. Если мож­но, конечно. Мы можем обойтись без топора.

ЛОТТА. Придется. Его забрала полиция.

ЛЕТТИС (хватая со стены бутафорский меч). Не волнуйся -я воспользуюсь вместо него вот этим. Он немного тупой, но вы можете представить, что он острый... Лотта? Прошу!... Он нам очень поможет... Пожалуйста!..

Свирепо посмотрев, Лотта пожимает плечами и нехотя подни­мается.

Ну хорошо, продолжаю. Она поднялась на балкон, где все уже было готово - вся сцена была задрапирована черным. Сначала она "острым взором своим примерила сталь топора", - это Эндрю Марвел, настоящий поэт. Затем она ударила в колокол и взгля­нула на меня, игравшую роль злополучного палача, - звони, Лот­та, прошу.

Лотта изображает колокольный звон, плотно сжав губы.

Теперь говори свою реплику, Лотта! ЛОТТА. Не руби, пока я вот так сложу руки. ЛЕТТИС (с деревенским акцентом). Ни за что. Как угодно вашему величеству.

ЛОТТА (как и до того). Благодарю тебя, добрый человек.

Она ложится ничком.

ЛЕТТИС. И тогда вдруг - вдруг я поняла, что в этом была какая-то фалын!... Вы знаете самый удивительный факт о казни короля Карла. Палач боялся быть узнанным толпой, - и он, и его помощник, - появились полностью изменив внешность! Правда. (Лотте. ) Я права, не так ли?

ЛОТТА (ничком). На этот раз да.

ЛЕТТИС. На самом деле некоторые люди говорили, что именно Оливер Кромвель маскировался подобным образом. Сама я едва ли могу поверить в это. - но что за история без вымысла!.. Ну, так или иначе, я совершенно забыла переодеться. Вы можете по­верить в такую бестолковость? - Ведь переодевание - это лучшее место в моей роли. Верная правда образа, я сказала: (с сильным деревенским акцентом, конфиденциально.) "Простите меня, ваше высочество" Обнаружилось, что я без моей палаческой амуниции, она быстро кивнула, блестяще поняв намек, - она быстро кивну­ла. Лотта - '(Лотта быстро кивает.) и я стремглав бросилась в спальню одеваться. Вот так.

Она отходит назад, к спальне, всю дорогу отдавая королю поклоны. Она открывает дверь спальни. Лотта в волнении встает.

ЛОТТА. Нет? Нет! Перестань сейчас же!

ЛЕТТИС. Не могу! Это лучший кусок!

ЛОТТА (Бг~ее~гож?се паника). Зто еще там? Она еще там?

ЛЕТТИС. Конечно, там. Полиция и не помышляла о тш^_ как она важивт-

ЛОТТА. Тл рняяшт^ кпгп я-имгяп ]у~&млу? Она! Она еще здесь? Эта чертова тварь!

ЛЕТТИС. Нет, конечно! Как она может быть здесь?.. (Гнев­но. ) Кто, по-вашему, следил за ней, пока я была под арестом -увы? Ей, бедняжке, досталось.

БАРДОЛФ. О чем вы говорите? Боюсь я потерял нить разгово­ра. .. Вы отправились одеваться.

ЛЕТТИС. Я-то пока еще здесь. А вы мне поможете?

^ БАРДОЛФ. Я?

ЛЕТТИС. Вы будете барабаном. В последний раз я должна бы­ла делать это сама, это совершенно не получилось. Пока я одеваюсь, вы можете меня подменить.

БАРДОЛФ. Не могу.

ЛЕТТИС. Можете, конечно. Это всего лишь звук.

БАРДОЛФ. Нет, я действительно не могу!

ЛЕТТИС. Вы должны, иначе мы потеряем всю напряженность! Вообразите - сотни барабанов, беспощадно гремящих по всему Вайтхоллу!.. Пам-тити-пам!..

БАРДОЛФ (подражая с неохотой и не попадая в такт). Пам-тити-па.м-пам... Пам-тити-пам...

Лзттис покачивает головой.

ЛЕТТИС. Более грозно. Это должно звучать более грозно... Помните, это были самые страшные барабаны в Англии. Они возве­щали конец всему.

БАРДОЛФ. Что вы имеете в виду?

ЛЕТТИС. Все краски! Век красок! Живописные церкви! Живо­писные статуи! Язык живописи! Почти все это было уничтожено -одним ударом топора. На их место пришла серость. Великая бесц­ветная Англия! <=Сеше_-ДЦе^едм-палача Кромвеля! Серость прозы и пуританства, обрушившаяся на нас словно гибель, навсегда! Доб­лестный йомен, вооружившись против этого шлемом и кальчугой, возвестит конец старой Англии!... Пусть они теперь это услы­шат! Наполним этим все заснеженные лондонские улицы! (Громче. О Пам-тити-пам! Пам-тити-пам... Теперь давайте вы, мистер Бар­до лф - спокойно, но вселяя ужас! Пам-тити-пам... Пам-ти-ти-пам!...

Соблазнившись, Бардо лф вступает.

БАРДОЛФ. Пам- т ит и- пам! Пам- т ит и- пам!

ЛЕТТИС. Так! Отлично! Спокойно и вселяя ужас - в этом вся суть... Спокойно и вселяя ужас!

БАРДОЛФ (все более и более вовлекаясь). Пам-тити-пам!.. ПсШ-тити-пам!

ЛЕТТИС. Браво!

Неожиданно, он, по своей собственной инициативе, начинает маршировать по комнате. Лотта, стоя на коленях, ошарашенно уставилась на него.

(восхищенно аплодируя). Браво, мистер Бардолф! Хорошо сработано!... Так держать!... Пусть вся Англия услышит вас!

Она мгновение наблюдает - и затем незаметно проскальзыва­ет в спальню, в то время как адвокат взволнованно и неумело движется по комнате в медленно и грозном марше, ударяя в свой невидимый барабан и выкрикивая свои "пам~тити-пам" все более и более возбужденно. Лотта смотрит с изумлением. Внезапно мы слышим из спальни голос Леттис, которая присиединяется к нему, вскрикивая тоже самое диким сопрано. И крики становятся все громче и громче.

БАРДОЛФ и ЛЕТТИС. Пам-тити-пам!.. Пам-тити-пам!.. Пам-ти-ти-пам!.. Пам-тити-пам!...

Внезапно дуэт нарушается. Леттис появляется снова. Она стоит перед потрясенным адвокатом в своем наряде, держа обеими руками меч, на ней ее черный плащ королевы Марии Шотландской, только перевернутый на изнанку: на ее глазах черная маска па­лача: на ее подбородке приклеенная борода: на ее голове - за­вершая этот крайне гротескный вид, - снятый Лоттой и, конечно же, совершенно не подходящий сюда парик.

Бардолф смотрит на нее, открыв рот от изумления. Лотта отвернулась, не желая смотреть, пауза.

ЛЕТТИС. Запомните, что самому славному периоду Англии пришел конец из-за человека, который выглядел так.

Она заходит в комнату.

ЛЕТТИС. Остальное можно рассказать просто. Я замахнулась топором - (показывая меч) -и она вошла!.. Понимаете, я за­была закрыть дверь.

БАРДОЛФ. Кто? Кто вошел?

ЛЕТТИС. Фалина, королева печали.

БАРДОЛФ. Кто-?

ЛЕТТИС. Моя кошка, Лотта до смерти боится кошек. И конеч­но же Фелина, вредное создание, понимала это. Она вбежала в комнату - увидела лежащую на полу Лотту - и всеми четырьмя ла­пами прыгнула - прямо ей на голову. Вот так мя-я-яу!

Леттис прыгает на Лотту, выпустив "когти". Лотта в ужасе подпрыгивает.

ЛОТТА. Прочь! Прочь!

Леттис роняет меч.

ЛЕТТИС. Бедная Лотта рванулась прямо на топор! Я так испугалась, что уронила топор прямо на нее. Совсем точно так­же. . 7 О, это было так ужасно!... Все было в крови!... Лотта стонала и кричала, и вдруг этот стук в дверь... Я не могла пойти открывать - она была в таком состоянии! Я пыталась успо­коить ее - а затем дверь с грохотом распахнулась и рухнула. Именно так, как сейчас.

БАРДОЛФ. И это был полицейский.

ЛЕТТИС. Да... Остальное вы знаете.

Долгая пауза. Мистер Бардолф вытирает платком лоб.

БАРДОЛФ. Хорошо... (Лотте) Боюсь, вы можете сделать толь­ко одно. Вы должны отклонить обвинение. ЛОТТА. Простите, что'7 БАРДОЛФ. Это такое выражение. Поскольку истцом являетесь вы, вы должны пойти в суд. Защитник мисс Дуффе устроит вам пе­рекрестный допрос. Под присягой вы должны рассказать ему все то, что я только что услышал. Вот что называется "отклонение обвинения". Обвинитель, конечно же, попросит судью принять соответствующие меры.

ЛОТТА. Как это?

БАРДОЛФ. Поскольку она невиновна. •

Он убирает в портфель магнитофон.

ЛОТТА. Это все?

БАРДОЛФ. Он может отпустить несколько шуток в ваш адрес. Дом англичанки - ее плаха - что-нибудь такого рода. Вы же зна­ете судей... если это Джестит Гэсгойн, что в полне возможно, дело может быть чуть неприятнее.

ЛОТТА. Что вы имеете в виду?

БАРДОЛФ. Он почти наверняка прочитает вам лекцию о пустой трате времени суда. (Очень нудным голосом. ) "Я нахожу стран­ным, что две женщины зрелых лет не придумали ничего лучше, чем вести себя как неразумные школьницы". Что-нибудь в этом роде.

ЛОТТА. Да. Понимаю. Благодарю вас. (Ояа мрачно смотрит на Леттис, которая избегает ее взгляда. ) Но сейчас, все закончено?

БАРДОЛФ. Думаю, да. Позвоните мне утром, мисс Дуффе, если пожелаете. Я, естественно, не могу позвонить вам.

ЛЕТТИС (глядя на Лотту, подавленно). Да.

БАРДОЛФ. Ну, до свидания. Я запишу все и пошлю судье. С примечаниями, разумеется.

ЛЕТТИС. Да.

Он направляется на лестницу.

БАРДОЛФ. По меньшей мере, вы не сядите в тюрьму. Это при­ятно, не так ли? Маленькая неприятность, и все кончено. ЛЕТТИС. Все кончено, да... ЛОТТА (холодно). До свидания, мистер Бардолф.


intercontinental-hotels-group-za-9-let-otkroet-84-otelya-v-rossii-i-sng.html
interdrajv-2012-nabiraet-oboroti.html
interes-k-issledovaniyu-religii-voznikaet-dostatochno-davno-uzhe-otci-cerkvi-polemiziruya-s-yazichnikami-nevolno-vinuzhdeni-bili-vnikat-v-religioznie-predstavleni-stranica-16.html
interesi-partnyorov-v-peregovornom-processe-razlichiya-interesov.html
interesnie-vremena-terri-pratchett-stranica-14.html
interesnie-vremena-terri-pratchett-stranica-6.html
  • pisat.bystrickaya.ru/ta-kachestva-altajskogo-gosudarstvennogo-tehnicheskogo-universiteta-im-i-i-polzunova-pod-redakciej-professora-b-v-semkina-barnaul-2006-stranica-2.html
  • writing.bystrickaya.ru/aktivnij-kontrol-razmerov-krupnogabaritnih-detalej-na-stankah-s-chpu.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekcii-po-kulturologii-stranica-8.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/pedagogicheskij-kollektiv-upravlenie-shkoloj-byulleten-novoj-literaturi-postupivshej-v-fond.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-etoj-glave--metodiki-izmenenij-urok-1-kak-rabotaet-chelovek.html
  • studies.bystrickaya.ru/evolyuciya-darvinizma.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/slavyanskaya-mifologiya.html
  • writing.bystrickaya.ru/informacionnaya-sistema-v-ekonomike.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sekst-uvi-empirik-konspekt-knigi-taleb-nassin-nikolas-chernij-lebed-pod-znakom-nepredskazuemosti-m-izdatelstvo.html
  • thescience.bystrickaya.ru/kachestvennie-zakoni-osnova-uskorennogo-razvitiya-obshestva-e-l-gavrilenko-sekretariat-soveta-respubliki.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/primernaya-tematika-zasedanij-metodicheskih-obedinenij-rekomendacii-k-avgustovskomu-soveshaniyu-rabotnikov-obrazovaniya.html
  • turn.bystrickaya.ru/planirovanie-i-organizaciya-uchebnogo-processa-11-organizaciya-samostoyatelnoj-raboti-studentov-14.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-1-osnovnie-napravleniya-ispolzovaniya-kosmicheskogo-prostranstva-v-voennih-celyah.html
  • turn.bystrickaya.ru/otchet-gavrilovo-posadskogo-municipalnogo-rajona-stranica-2.html
  • bukva.bystrickaya.ru/spravka-po-itogam-ocenki-deyatelnosti.html
  • college.bystrickaya.ru/-snova-tiho-otvechala-zhanna-sobitiya-o-kotorih-ya-sejchas-vspominayu-otnosyatsya-k-davno-davno-minuvshim-dnyam-k.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-7-promishlennaya-bezopasnost-ohrana-truda-i-okruzhayushej-sredi-pri-remonte-skvazhin.html
  • literature.bystrickaya.ru/doklad-tema-differenciaciya-obucheniya-v-usloviyah-klassno-urochnoj-sistemi.html
  • znanie.bystrickaya.ru/9-profilaktika-beznadzornosti-i-pravonarushenij-doklad-direktora-municipalnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-osnovnaya.html
  • turn.bystrickaya.ru/ozhidaemie-rezultati-obrazovatelnaya-programma-municipalnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya-zherdevskoj-srednej.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-11-informaciya-reklama-nauchnij-podhod-ob-etoj-knige-velikij-devid-ogilvi-skazal-nikogo-dazhe-blizko.html
  • tests.bystrickaya.ru/medicinskoe-strahovanie-v-rf.html
  • knigi.bystrickaya.ru/soderzhanie-vvedenie-voprosi-sushnost-i-funkcii-gosudarstvennih-i-municipalnih-finansov-gosudarstvennaya-finansovaya-sistema.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/otkritij-konkurs-2-na-pravo-zaklyuchit-gosudarstvennij-kontrakt-stranica-5.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/22-struktura-gorodskogo-zhilya-pervaya-celevaya-zhilishnaya-programma-doma-kommuni-23-pervie-doma-kommuni-23-doma-kommuni.html
  • tasks.bystrickaya.ru/-43-razdelnoe-i-defisnoe-napisanie-chastic-posobie-soderzhit-teoreticheskie-svedeniya-po-russkomu-yaziku-i-raznoobraznie.html
  • crib.bystrickaya.ru/ii-vserossijskoj-nauchno-prakticheskoj-konferencii-molodih-uchenih-i-specialistov-sovremennaya-rossijskaya-nauka-glazami-molodih-issledovatelej.html
  • lecture.bystrickaya.ru/arm-konechnogo-polzovaniya-ispolzovanie-ms-office.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konkursnoe-proizvodstvo-pri-bankrotstve-chast-9.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/derzhavne-regulyuvannya-komercjno-dyalnost-chast-16.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-ii-v-poiskah-obyasneniya-i-predskazaniya-povedeniya-uchebnoe-posobie-dlya-vuzov-izdanie-vtoroe-rekomendovano.html
  • shkola.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-k-laboratornoj-rabote-po-kursu-mehanizaciya-tehnologicheskih-processov-v-zhivotnovodstve.html
  • college.bystrickaya.ru/13-osnovnie-principi-umk-perspektivnaya-nachalnaya-shkola-programma-nachalnogo-obshego-obrazovaniya-umk-perspektivnaya.html
  • essay.bystrickaya.ru/eo-chimitdorzhieva-gd-chimitdorzhieva-tezisi-dokladov-publikuyutsya-v-avtorskoj-redakcii.html
  • desk.bystrickaya.ru/ponyatiya-kategorii-i-i-boguta-istoriya-filosofii-v-kratkom-izlozhenii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.